В центре внимания:

За кем следят инвесторы?

За кем следят инвесторы?

Крупнокалиберный десант представителей американского бизнеса во главе с торговым министром США на прошлой неделе побывал в Узбекистане и Казахстане. Это показывает, какие страны Штаты выделяют для себя в регионе в качестве бизнес-партнеров. Вместе с тем первым делом министр торговли США Уилбур Росс посетил Узбекистан и лишь потом — Казахстан. Некоторые эксперты увидели в этом расстановку приоритетов со стороны Вашингтона в Центральной Азии.

Дорого и сердито

В ходе американо-узбекского бизнес-форума компании и организации двух стран подписали 12 соглашений и меморандумов на общую сумму $2,55 млрд. По данным Американо-узбекской торговой палаты (АУТП), за последний год стороны подписали соглашения и контракты на сумму более $9,5 млрд в различных секторах экономики и торговли.

В свою очередь в ходе казахстанско-американского бизнес-форума было подписано 27 коммерческих документов на сумму $7 млрд.

В чем торговый интерес США в Центральной Азии, смещаются ли экономические и бизнес-акценты Вашингтона от Астаны к Ташкенту? Об этом «Капитал.kz» поговорил с экспертами.

Трамп расставил приоритеты

Американский политолог узбекского происхождения Рафаэль Саттаров, живущий ныне в Бостоне, заметил, что недавно по инициативе администрации президента США Дональда Трампа был принят новый закон — «О лучшем использовании инвестиций, ведущих к развитию» (BUILD), который без преувеличения стал поворотным моментом во внешней политике Трампа. В рамках этого закона следует ожидать активизации американских инвестиций там, где, возможно, будет брошен вызов интересам США и их лидерству.

«К этим регионам относятся страны Юго-Восточной Азии, Африки, Южного Кавказа и Центральной Азии. Новый закон предоставляет обширные возможности федеральным агентствам и программам США, бюджеты которых еще недавно предполагалось значительно сократить», — сообщил политолог.

В рамках этого планируется создание новой структуры — Финансовой корпорации США по международному развитию (USIDFC), которой будет поручено предоставлять кредиты, страхование от политических рисков и долю в капиталах американских компаний, инвестирующих в развивающиеся страны.

Рафаэль Саттаров заметил, что среди экспертов по постсоветским странам существует мнение, что Узбекистан — единственный в регионе смог сохранить отчасти свободный внешнеполитический маневр и свободу действий.

Хотя последние тенденции показывают, что существуют временные рамки для такого маневра, тем не менее пока рано говорить о том, что Ташкент полностью утратил стратегию равноудаленного партнерства с крупными центрами мира.

«В Узбекистане лидером по инвестициям является Россия, в Казахстане — США.&nbspУчитывая то, что Казахстан более богат природными ресурсами, чем Узбекистан, вряд ли в ближайшее время изменится баланс в регионе. Конечно, учитывая демографические показатели Узбекистана, многим кажется, что он сможет перетянуть на себя масштабные инвестиции, оставив тем самым Казахстан далеко позади. Но, на мой взгляд, такие мнения звучат слишком амбициозными, так как пока следует говорить не о том, перегонит ли Ташкент Астану в плане экономического лидерства, а скорее о том, сможет ли Ташкент догнать Казахстан в среднесрочной перспективе», — считает эксперт.

Работа над ошибками

По словам эксперта, пока у Ташкента есть много «домашних задач» для стабилизации экономической жизни. Это и новый Налоговый кодекс, и разработка реальных законодательных механизмов по защите частной собственности, и реформа банковского сектора.

По этим вопросам в Узбекистане не утихают дискуссии, и пока неясно, к чему приведут анонсированные государственные программы реформ, подчеркнул политолог.

«В реальности нет признаков борьбы за лидерство. Не до этого сейчас руководителям двух стран», — думает Рафаэль Саттаров.

Заместитель директора аналитического департамента инвестиционной компании «Альпари» Наталья Мильчакова заметила, что неожиданный интерес США к экономике Узбекистана и Казахстана можно сравнить с диалогом двух комических персонажей из известного советского фильма: «А что вам больше всего во мне нравится? — Жилплощадь!». Этот интерес основан исключительно на геополитике, а не на желании торговать и сотрудничать, убеждена она.

«Уже ни для кого не секрет, что если Соединенные Штаты проявляют интерес к некоей развивающейся экономике, это значит, что США не хотят ей что-либо дать, — „дает“ МВФ, причем только в кредит, — а, наоборот, взять от этой экономики что-то для себя», — говорит Наталья Мильчакова.

«Дружба» с прицелом

Наталья Мильчакова убеждена, что США нравится в Узбекистане именно «жилплощадь», то есть его географическое положение, в данном случае граница с Афганистаном. Россия из-за санкций через свою территорию американские самолеты в Афганистан уже не пропускает, поэтому Штатам нужен новый плацдарм для переброски своих военных и грузов в Афганистан.

Узбекистан для этой цели подходит как нельзя лучше, так как с Кыргызстаном у США отношения испорчены, а Таджикистан сейчас сильно зависит от Китая, с которым у Америки торговые войны.

«Другими словами, никаких реальных экономических интересов у США к Узбекистану нет. Они будут эту страну только обещаниями кормить. И неслучайно министр торговли поехал в Узбекистан сразу же после официального визита Путина к Мирзиееву. Вот только министр, пусть даже американский, — чиновник не слишком высокого ранга, чтобы в Узбекистане просто поверили обещаниям США», — предполагает Наталья Мильчакова.

За кем следят инвесторы?

Астана не хочет быть «младшим братом»

Что касается Казахстана, то здесь, по ее словам, у США интерес несколько другой. Во-первых, Казахстан интересен как крупный производитель нефти, и там уже давно работают американские компании и казахстанско-американские СП.&nbspКазахстан интересен также как поставщик других ценных ресурсов и как страна, которая имеет общие границы с Китаем и Россией, солидный товарооборот с обеими державами, входит в Евразийский союз. В то же время Казахстан не заявляет о себе как о «младшем брате» ни России, ни Китая.

«В США призадумались: а вдруг здесь есть шанс? Влияние на Казахстан, крупное и экономически успешное государство, производителя нефти, позволило бы Штатам теоретически обеспечить себе влияние во всей центральной Азии и даже на постсоветском пространстве, если повезет», — подчеркнула г-жа Мильчакова. С Украиной США пока не повезло, а Грузия слишком мала.

«Но с Казахстаном тоже не повезет, — убеждена она, — так как вряд ли власти видят страну и „младшим братом“ США».

Заинтересованность в технологиях

Кроме того, если рассматривать эти отношения исключительно в экономической плоскости, можно предположить, что США будут заинтересованы оказывать максимально возможное влияние на нефтегазовый сектор Казахстана. Но это будет исключено, так как он принадлежит государству, и контроль оно не отдаст.

«В свою очередь Казахстан был бы заинтересован в американских технологиях и инвестициях в IT-сектор, но вряд ли США будут заинтересованы в том, чтобы выращивать себе потенциального конкурента в этом сегменте, так что разговоры об инвестициях не пойдут дальше формальных разговоров о дружбе и сотрудничестве», — прокомментировала спикер.

А вот к Узбекистану США будут проявлять гораздо больший интерес из-за Афганистана. «Хотя маловероятно, что он будет готов сдаться США так просто, не торгуясь, да тут еще и альтернативные предложения по инвестициям есть из России и Китая», — заметила Наталья Мильчакова.

Китаю и России послан сигнал

Руководитель центра аналитической информации ГК «TeleTrade» Сергей Лысаков также считает, что интересы США, помимо деловых, имеют и геополитический оттенок. ОднакоУзбекистан интересен США и с деловой точки зрения — это нефтегазовая сфера, нефтехимия, машиностроение, гражданская авиация. Но рассчитывать на какой-то долгосрочный масштабный прорыв именно в инвестиционной сфере не стоит, убежден аналитик.

По его словам, пока американский бизнес действует осторожно. Даже по итогам визита президента Узбекистана в США далеко не все запланированные соглашения были в полной мере востребованы американским бизнесом. Объем таких контрактов оказался почти в 1,5 раза ниже запланированного. Во время прошедшего визита американского министра торговли в Узбекистан заявленный объем предполагаемых инвестиций составил около $9 млрд. О таком объеме инвестиций говорилось еще весной текущего года во время визита Шавката Мирзиеева в США.

Экономика Казахстана значительно больше узбекской, и с этой точки зрения представляет существенный деловой интерес для США, считает аналитик. «США готовы предлагать сотрудничество в высокотехнологических секторах, и это является позитивным сигналом для казахстанской экономики», — сказал эксперт.

Но нельзя говорить о том, что Казахстан останется единственной страной региона, которая монополизирует сотрудничество с США. «Туркмения по идеологическим соображениям не сможет при существующем режиме стать партнерам для Америки. У Кыргызстана достаточно сложные взаимоотношения с Америкой, а Таджикистан серьезно зависит от взаимоотношений с Россией. Таким образом, Узбекистан является практически единственным выбором для американской администрации», — заметил г-н Лысаков.

Политолог Султанбек Султангалиев подчеркнул, что Узбекистан давно рассматривается Белым домом в качестве своего потенциального стратегического партнера в Центральной Азии. «Почему таких надежд Вашингтон не возлагает на Казахстан, полагаю, предельно ясно: наше членство в Евразийском экономическом союзе и ОДКБ, а также в ШОС исчерпывающе демонстрирует приоритеты страны в геополитике и экономике», — сказал политолог.

Не только американские инвестиции

Султанбек Султангалиев подчеркнул, что по итогам визита узбекского президента в Вашингтон в мае 2018 года было подписано контрактов на $4,8 млрд, и это только начало пути по возвращению США в Узбекистан. Однако конкуренты не дремлют: в апреле 2017 года в Москве между российскими и узбекскими партнерами было подписано контрактов на $15 млрд.

В ходе визита Владимира Путина в Ташкент в октябре текущего года была подписана программа экономического сотрудничества на 2019−2024 годы, и первый этап ее реализации предусматривает финансовые объемы в размере $25 млрд, начато строительство российскими компаниями АЭС в Узбекистане.

Объем китайских инвестиций в узбекскую экономику достиг $8 млрд, сейчас на территории южного соседа работают более 700 предприятий с китайским капиталом.

«Таким образом, если рассматривать проблему в более широком аспекте, то у Казахстана в регионе появился очень сильный конкурент в борьбе за привлечение не только западных, но и российских и китайских инвестиций. Время, когда Казахстан был самой привлекательной страной в ЦА для иностранных инвестиций, прошло безвозвратно», — считает Султанбек Султангалиев.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

01.11.2018 6:58 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2018 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.