В центре внимания:

Виктория Моминбаева: Чайный бизнес окупился через два года

Виктория Моминбаева: Чайный бизнес окупился через два года

Культура потребления чая в Казахстане формировалась многие годы. Душистым, ароматным горячим напитком встречали гостей, угощали на свадьбах, тоях. Чаи также помогали и при недугах, придавали сил. В 2015 году Виктория Моминбаева решила, что рынку Казахстана стоит предложить и чаи, основанные на травах. Она рассказала «Капитал.kz» о нюансах чайного дела, сколько потребовалось средств для запуска производства и о том, как она, мама шестерых детей, успевает сделать все дела.

– Виктория, какие у вас есть бизнес-проекты?

– У меня несколько проектов: производство фиточаев и девелопмент. 11 лет назад мы с супругом занимались строительным бизнесом, у нас была крупная компания в этом секторе. Позже мы понемногу стали сворачивать строительную деятельность, а бизнес по сдаче в аренду офисной недвижимости в Алматы остался. Сейчас это направление вполне доходно.

Раньше, 14 лет назад, у меня было агентство по подбору домашнего персонала. Идея открыть агентство пришла тогда, когда я не могла найти нянь и домашних помощников для своих детей. Я сама отбирала и обучала персонал, кандидаты проверялись у психолога, они проходили стресс-тесты. Агентство просуществовало 5 лет, пока подрастали мои дети. Когда дети стали взрослеть и стали почти обходиться без нянь, этот рекрутинговый бизнес становился для меня все менее интересным.

В начале 2000-х открыла картинную галерею, там были представлены также и работы итальянских художников. Картины пользовались спросом у иностранцев – этот бизнес себя окупал. Между тем 14-15 лет назад арт-рынок Казахстана не имел того масштаба, как сейчас. В настоящее время рынок галерей изменился, он стал более насыщенным, стало появляться все больше галерей.

В 2015 году был запущен еще один проект – было налажено производство фиточаев Botanika. Выпуск чая было организован в Алматы на базе завода «Кызыл май». Для запуска производственной линии потребовалось $60-100 тыс. Моя доля участия в проекте составила 50%, оставшиеся 50% – доля «Кызыл май». С моей стороны обеспечивались инвестиции в проект, со стороны «Кызыл май» – технологии, разработка рецепта, производственная часть. Одновременно я решала вопросы по продвижению чая, занималась подбором партнеров по упаковке.

Виктория Моминбаева: Чайный бизнес окупился через два года

– Как пришло понимание, что на рынке есть потребность в фиточае?

– Для начала мы стали изучать потребности рынков. Например, в Китае доля рынка, которую занимают продукты, контролирующие вес (weight management), огромна. Ежегодно объем этого рынка доходит до $5 млрд в год. На нем с 25%-ной долей лидирует компания Herbalife, она зашла со своей продукцией в спортивные залы. Россия также активно двигается в сегменте травяных продуктов. В Казахстане же это направление не развито, у нас даже нет статистики по травяным продуктам. И поэтому мы приняли решение создать такой продукт, который бы способствовал оздоровлению человека.

– Кем разрабатывался рецепт чая?

– Рецепт чая выстраивался на аюрведе, его разрабатывала фитотерапевт из «Кызыл май», автор 280 научных работ Галина Павелковская. Я также советовала «Кызыл май», какой эффект мне хотелось бы ощутить, выпив чай. Всего нами было разработано три вида: очищающий, для стройности и энергетический. В их составе травы, которые обладают определенными свойствами. Например, в фиточай для стройности входят душица, мелисса, листья сенны, кукурузные рыльца, цветки гибискуса, укроп, семена льна и другие.

– Где происходит сбор трав, в Казахстане?

– Более 90% состава чая – это травы, собранные у нас в стране. Мы живем в регионе, где есть горы, на которых произрастают различные травы. У «Кызыл май» есть свои травники, они владеют культурой сбора трав, они тщательно отбирают каждую травинку. Каждый вид травы получает паспорт экспертиз, в том числе радиологических. Производство трав сертифицировано по всем международным стандартам

– Задумывались ли о покупке основного сырья в других странах?

– Конечно, мы изучали некоторые зарубежные рынки. Например, Узбекистан после смены президента стал более открытым. И выяснилось, что там сбор трав и сами травы обходятся намного дешевле, чем в Казахстане. Мои партнеры ездили в Узбекистан, изучали там сырье, но пока мы еще не сотрудничаем с этой страной. Хотя, думаю, что потенциально Узбекистан – хороший рынок, там горы, а значит и чистое сырье.

Если же говорить о нашем фиточае, у нас поставщики трав каждый год могут меняться. Уточню: мы никогда не связывались с частниками при покупке сырья для чая.

Виктория Моминбаева: Чайный бизнес окупился через два года

– Какова себестоимость чая?

– Себестоимость одной пачки чая весом 1,5 грамма – 845 тенге, цена реализации в аптеках колеблется от 1300-1600 тенге. В целом же годовой объем производства – 30 тыс. пачек каждого вида чая.

– Бизнес уже окупился?

– Окупился, где-то через два года.

– Есть ли проблемы, с которыми вы столкнулись?

– Одна из проблем заключается в том, что наши фиточаи по законодательству должны размещаться в супермаркетах на отдельной полке – на полке по спецпитанию. Но эти полки не популярны, мы хотели бы размещать наши чаи на стандартных полках.

– Как планируете развивать свой проект?

– Мы думаем над тем, чтобы сделать этот продукт более массовым. Одна из идей, которую мы продумывали, – продавать фиточай в жидком виде, в бутылках. Но, к сожалению, даже с горячим разливом получить качественный напиток без консервантов очень сложно.

Как-то мы вели переписку с одной из компаний из Кентукки (США), которая занимается производством концентрата из трав, ягод. У этой организации была вполне экологичная технология. Но трудность заключалась в логистике: мы должны были транспортировать травы в США, получать концентрат и импортировать его в Казахстан. Такая логистика очень дорогая.

Кстати, в Китае травяные чаи в банках очень популярны – объем этого рынка там достигает $7 млрд в год. Кстати, Китай ежегодно экспортирует из Казахстана огромные объемы солодки. Дело в том, что у нас лучше экология, чем в Поднебесной.

– У вас большая семья, шесть детей, несколько проектов. Как вам удается грамотно планировать свой день, чтобы все успеть?

– Все планирование у меня происходит через смартфон. В гаджетах заранее расписываю все дела на предстоящий день и в целом на месяц. Все дела распределяю по степени приоритетности, самые важные реализуются в первую очередь.

Конечно, семья, дети находятся у меня на первом месте – это самый большой пласт моей работы, можно сказать, что я работаю мамой. У меня шестеро детей: пять мальчиков и одна девочка, и все они достойны внимания. Четверо детей учатся в иностранных школах, связь с их образовательными агентами, чтобы узнать об успеваемости детей, держу через WhatsApp. Считаю, что образование – очень важный элемент в жизни.

Уверена, многодетность – это не показатель хорошего материнства. Зачастую бытует мнение, что многодетная мать – достойная мать. С моей точки зрения, хорошая мама – это мама, которая дала своему ребенку хорошее воспитание, обучение.

Виктория Моминбаева: Чайный бизнес окупился через два года

– Уроками занимаетесь с детьми?

– Все мои дети самостоятельно учат свои уроки. Только изредка помогаю своей девятилетней дочке с уроками. Последнее время она стала недопонимать математику, и я ее немного подтягиваю. Дело в том, что математика преподается на английском, а я знаю этот язык и могу доступно объяснить некоторые моменты.

Но при этом моя дочь очень самостоятельная, она сама готовится к различным экзаменам в школе, диктантам. Самостоятельность в уроках постепенно воспитывает самостоятельность по жизни. Все мои дети самостоятельны, они с 12 лет сами, без сопровождения, летают на самолетах.

– Давайте затронем тему многодетных матерей. Как считаете, государство должно поддерживать такие семьи?

– Конечно, но одновременно такие семьи не должны быть на иждивении у государства. В Казахстане давно хромает социальная политика, тех лиц, которые за нее ответственны, надо увольнять. Например, в России женщины, родившие второго ребенка, получают от государства материнский капитал (453 тыс. рублей, – ред.). В Казахстане, к сожалению, такой практики нет. Думаю, что для многодетных семей можно разработать несколько программ поддержки. Это может быть и материнский капитал, и программа по обеспечению доступным арендным жильем. К тому же для многодетных семей должны быть какие-то обучающие программы – они помогут мамам адаптироваться и идти уверенно по жизни. Одна из программ, которая должна быть в Казахстане, – программа по обучению молодых мамочек.

После родов в Швейцарии в клинике мне дали инструкцию: где у меня дома должны лежать лекарства, как должны быть закрыты углы в доме, установлены заглушки на розетках – этим стандартам мы также должны учить молодых мам. Нужно обучать семьи нормам безопасности, как оказывать первую помощь, как им вести себя в непредвиденных ситуациях.

Подытожу: государство должно обеспечить какой-то старт для многодетных семей, чтобы в дальнейшем мамы смогли своих детей воспитать достойными гражданами страны. А когда многодетные мамы заняты только хлебом насущным, это очень сложно сделать.

В будущем планирую запустить общественные проекты, связанные с многодетными матерями. Они будут направлены не столько на финансирование, сколько на обучение мам.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

10.03.2019 13:42 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.