В центре внимания:

В каких банках бизнес открывал депозиты в сентябре

В каких банках бизнес открывал депозиты в сентябре

Сентябрьская статистика по обязательствам и депозитам банков ожидалась прежде всего с точки зрения того, как на банковский рынок повлияет ситуация оттока средств квазигосударственных депозиторов из «Цеснабанка». Сокращение депозитов физических лиц в секторе в целом в сентябре произошло на 1,19% и в абсолютных цифрах оказалось примерно сопоставимым с оттоком из «Цесны» на 161 млрд тенге до 8,456 трлн тенге, что означает отсутствие больших потрясений для розничных депозиторов. При этом перетоки клиентов между банками в сентябре оказались незначительными. Картина в корпоративном секторе выглядит существенно иной. Общий размер депозитов даже несколько вырос в сентябре до 8,183 трлн с 8,99 трлн тенге месяцем ранее. Несколько банков в сентябре довольно существенно приросли в этом сегменте — это, в частности, ДБ «Сбербанк», Евразийский банк, «Халык» и «Ситибанк Казахстан», куда притекали депозиты и в предыдущие месяцы. Возможно, в каких-то ситуациях речь идет о краткосрочном приходе крупных депозиторов, но и уход в качество и безопасность также достаточно очевиден.

Облигации удлиняют фондирование

Ранее деньгами, прежде всего квазигосударственных институтов, фондировался рост проблемных банков второго эшелона, которые прошли через отзыв лицензий или серьезные реструктуризации в этом и прошлом годах, и это, очевидно, не может не влиять на то, как эти средства будут размещаться в дальнейшем. В свою очередь возможный резкий отток средств квазигосударственного сектора становится одним из самых важных кейсов для банковских рисковиков.

В начале года Нацбанк оценивал долю фондирования банков, связанную с госхолдингами и квазигоссектором, в 34% от всех пассивов банковского сектора. Тогда эта цифра составляла 7,2 трлн тенге. Одним из негативных факторов в ходе рейтингования национальных компаний становятся сомнения аналитиков в том, насколько свободно сектор сможет распоряжаться средствами, размещенными в казахстанских банках в случае возникновения острой необходимости в ликвидности.

Очевидно, крайне интересной альтернативой депозитам для крупных банков стал путь, по которому ФНБ «Самрук-Казына» пошел в отношениях с ForteBank. В начале октября участники сделки сообщили о том, что в рамках договора с ForteBank «Самрук-Казына» конвертировал свой депозит на 220 млрд тенге в его долгосрочные облигации. В свою очередь ForteBank приобретает облигации «Самрук-Казына» и КТЖ в общем объеме 150 млрд тенге и облигации АО «Национальная атомная компания «Казатомпром» — до $200 млн. Сделки с КТЖ и «Самрук-Казына» завершены, операция с «Казатомпромом» должна была быть осуществлена вскоре. Размещения облигаций совершались на KASE по подписке, что сделало транспарентным ценообразование. ForteBank получил деньги до 2024 года на уровне, близком к 4% годовых, возможно, соответствующим ставкам по депозитам. «Самрук- Казына» и КТЖ разместили облигации на этот же срок под 9,25%. Речь идет о банке, обладающем одним из самых высоких уровней ликвидности, у которого нет в настоящий момент необходимости привлекать средства под залог облигаций холдинга и нацкомпаний. С учетом разницы в стоимости размещений речь идет во многом о политическом решении, стабилизирующем базы фондирования. Согласно сентябрьской статистике, ForteBank формально испытал отток корпоративных депозитов с 650 млрд до 497 млрд тенге, однако его обязательства даже выросли, что означает, что за вычетом конвертации депозитов в облигации банк испытывал достаточно большой приток средств. Общий размер обязательств вырос с 1,321 трлн тенге до 1,438 трлн тенге.

Аналитики Ассоциации финансистов Казахстана, говоря о том, почему, несмотря на выкуп кредитов аграриев Фондом проблемных кредитов на сумму в 450 млрд тенге, сектор в целом не пережил сокращение активов, обратили внимание на то, что сокращение кредитного портфеля было компенсировано именно ростом обязательств. Этот рост в свою очередь «был в основном обусловлен увеличением активности банков на долговом рынке, тогда как депозитная база продемонстрировала снижение. В сентябре происходил ряд крупных размещений на первичном рынке: ForteBank (220 млрд тенге), «Цеснабанк» (18,6 млрд тенге), БЦК (8,5 млрд тенге).

Аналитики АФК также отмечают, что «в то же время совокупный собственный капитал банков, несмотря на исключение из статистики капитала „Банка Астаны“ (-22,3 млрд тенге), в сентябре вырос на 57,7 млрд тенге до 2,9 трлн (-3,9% с начала года), что составляет 13,5% от структуры фондирования. Указанный рост в основном обусловлен увеличением капитала „Цеснабанка“ (+36,2 млрд тенге) и Народного банка (+23,3 млрд тенге). Докапитализация „Цеснабанка“ происходила в рамках мер по оздоровлению аграрного сектора и повышению устойчивости финансового института».

Стагнация депозитной базы

Аналитики «Халык Финанс», размышляя в сентябре об отсутствии роста базы корпоративных депозитов в последние годы, несмотря на существенный рост экспортных цен, отметили, что в значительной степени это связано с размещением средств в иностранных финансовых институтах.

По оценкам председателя правления компании Мурата Темирханова, когда сырьевые экспортеры предпочитают держать свои свободные средства в иностранной, а не в национальной валюте, это нормальная ситуация, связанная с тем, что, имея валютную выручку, они предпочитают занимать средства в иностранной валюте, процентные ставки по которым значительно ниже, чем по долговым обязательствам в тенге. При этом, чтобы избежать валютных рисков от изменения курсовой разницы, экспортеры вынуждены балансировать свои валютные активы с валютными обязательствами. При этом банки, имея большую часть привлеченных депозитов в иностранной валюте, очень ограничены в использовании этих средств. Крупные сырьевые экспортеры, имеющие валютную выручку, предпочитают кредитоваться за рубежом. Кредитовать в иностранной валюте компании, которые не имеют валютной выручки, рискованно как со стороны банка, так и со стороны заемщика.

Глобальная конкуренция за депозиты

Дополнительно ситуацию банкам осложняют регуляторные ограничения, связанные с валютной позицией и нормой вложения во внутренние активы, в результате действия которых банки вынуждены размещать валюту на корреспондентских счетах в Нацбанке. Это дополнительный фактор для экспортеров и квазигосударственных депозиторов, помимо меньшего уровня рейтингов и ликвидности казахстанских банков, которые платят практически нулевые ставки по привлекаемым валютным депозитам.

Все это до какой-то степени объясняет недостаточный объем депозитной базы юридических лиц у самых крупных казахстанских банков, которые фактически должны конкурировать за валютные депозиты уже не на местном, а на глобальном рынке.

Спрос на валютные кредиты в казахстанской экономике крайне ограничен. Ситуация могла бы измениться, если бы нацкомпании в большей степени использовали имеющуюся ликвидность для осуществления инвестиционных проектов, а не размещали бы ее в банках. Одним из побочных эффектов от этого было бы то, что частные подрядчики и субподрядчики, не испытывающие влияния лоббистов в отличие от бюрократии из квазигосударственного сектора и крупных экспортеров, не промахивались бы с размещением своих оборотных средств и инвестиционных ресурсов, так, чтобы иметь доступ к ним в любой необходимый момент.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

02.11.2018 7:08 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2018 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.