В центре внимания:

The Economist: Франция — главный сюрприз 2017 года

The Economist: Франция — главный сюрприз 2017 года

Каждое Рождество с 2013 года британский журнал The Economist выбирает «страну года». Такие государства, как Северная Корея и Иран, не рассматриваются. Не входят в список претендентов и те места, которые получают влияние благодаря своему размеру или экономической мощи, то есть Китай и Америка, пишет vestifinance.ru.
Главным критерием для победы является масштаб перемен к лучшему внутри страны или ее позитивное воздействие на мир за последние 12 месяцев.

В прошлых рейтингах, к сожалению, происходили ошибки. Так, в 2015 г. журнал назвал победителем Мьянму за уход от «грабительской диктатуры» к «тому, что напоминает демократию». Редакция признала отвратительным отношение мьянманского правительства к народности рохинджа, но журналистам тогда не удалось спрогнозировать дальнейшее ухудшение ситуации. В этом году, после того как 600 тыс. рохинджа из-за боязни насилия и смерти бежали из родных деревень, появилась идея назвать соседний Бангладеш страной года за прием столь большого количества беженцев. Эта страна также показала неплохой экономический рост и сумела снизить уровень бедности. Если бы она не нарушала гражданские свободы и не позволяла исламистам запугивать людей, то одержала бы победу.

The Economist: Франция — главный сюрприз 2017 года Во Франции намерены повысить налоги для крупных компаний

Другим кандидатом была Аргентина, где президент Маурисио Макри проводит болезненные реформы для восстановления фискального здоровья после многолетнего расточительного популизма семьи Киршнер. В октябре партия Макри получила широкую поддержку у избирателей на промежуточных выборах, что указывает на то, что аргентинцы больше не верят ложной статистике и обещаниям бесплатных денег. Несмотря на уличные протесты в декабре, это был прогресс.

В итоге в шорт-листе остались Южная Корея и Франция. У Южной Кореи был экстраординарный год, но, невзирая на ракетные угрозы северного соседа, страна прожила его спокойно и с достоинством. Это не является чем-то новым: Северная Корея обещает уничтожить Юг уже несколько десятилетий, но напряжение обострилось в последние месяцы на фоне ужесточения риторики президента Дональда Трампа и Ким Чен Ына.

Южной Корее пришлось иметь дело и с внутренним кризисом. Массовые демонстрации и коррупционное расследование привели к импичменту президента Пак Кын Хе, которая сейчас ожидает суда в тюремной камере. Ее преемник Мун Чжэ Ин столкнулся с китайским бойкотом в связи с решением разместить на своей территории систему противоракетной обороны (Пекин считает, что новый радар может следить не только за Северной Кореей, но и за Китаем). Мун вежливо отказал требованию Трампа пересмотреть двустороннее торговое соглашение. Сеульский суд постановил арестовать Ли Джэена, главу крупнейшего в стране финансово-промышленного конгломерата Samsung. Словом, Южная Корея добилась значительного успеха на пути очищения внутренней политики, несмотря на постоянную угрозу ядерного апокалипсиса.

В другие годы этого было бы достаточно. Но в 2017 г. Франция перевернула все устои. Эммануэль Макрон, молодой экс-банкир, не имевший поддержки традиционной партии, неожиданно выиграл на президентских выборах. Затем «Вперед, республика!», новая партия Макрона, получила большинство мест в парламенте. Это было не просто политическое землетрясение. Появилась надежда для тех, кто считает, что старый раздел между левыми и правыми менее важен, чем противостояние между открытостью и закрытостью.

The Economist: Франция — главный сюрприз 2017 года МВФ поддержал реформы Эммануэля Макрона

В ходе предвыборной кампании Макрон агитировал за Францию, которая будет открыта народу, товарам и идеям из-за рубежа, а также социальным переменам дома.

В течение шести месяцев он и его партия провели серию важных реформ, включая принятие антикоррупционного закона и смягчение жесткого французского трудового законодательства.

Критики издеваются над грандиозными целями Макрона, называя его фантазером. С их точки зрения, его реформы зашли слишком далеко. Возможно, они забыли, какой была Франция до его появления. Движение Макрона смело в сторону «древний режим» и нанесло поражение ультранационалистической партии Марин Ле Пен, победа которой привела бы к развалу Евросоюза.

Борьба между принципами открытого и закрытого общества сегодня, возможно, наиболее важное политическое состязание в мире. Франция объявила войну сторонникам разъединения и одержала над ними победу. Именно поэтому Франция стала страной 2017 года.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

26.12.2017 9:45 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.