В центре внимания:

Сверхдоходный бизнес на семенах

Сверхдоходный бизнес на семенах

Вывести отечественное семеноводство из ямы, в которой оно находится на сегодняшний день, можно. Для этого государство создает все больше условий. Одно из них – стопроцентное возмещение затрат семеноводческих компаний на производственную деятельность, считает генеральный директор Казахстанского научно-исследовательского института земледелия и растениеводства Андрей Агеенко. Во время беседы с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz Андрей Агеенко рассказал, что в этом сегменте можно действительно много зарабатывать и что для этого нужно делать.

— С января этого года государство на 100% субсидирует производство элитных сортов семян. Может ли это вызвать предпринимательский бум в семеноводстве?

— По крайней мере, государство создает условия для того, чтобы он начался. Но ведь производство семян – это не просто выращивание сельхозкультур, речь идет о высокотехнологичном процессе переработки семенного материала. Это и лабораторные исследования, и сопровождение селекционеров. А семенной материал проходит тотальный контроль на каждом этапе. И если на каком-то из них допущена ошибка, то она станет критичной для конечной продукции. На самом деле в Казахстане немало семеноводческих компаний, но только единицы обеспечивают качество своей продукции. А если говорить о крупных селекционных центрах, то их в стране несколько. Среди них Казахстанский научно-исследовательский институт земледелия и растениеводства в Алматинской области, Научно-производственный центр зернового хозяйства имени А.И. Бараева в Акмолинской области.

— Это доходный бизнес? Какая может быть рентабельность?

— При производстве семян она может доходить до 300%. Это действительно реальная цифра, но нужны серьезный подход к управлению и хорошие научные кадры. Это один из самых прибыльных видов бизнеса. Средняя прибыльность по проектам составляет 50-60%. Кстати, неправильно говорить, мол, мы собрали урожай семян, потому что то, что берется с поля – это только материал для производства семян. Он не станет семенами, пока не пройдет все этапы очистки, выбраковки.

— Насколько затратно для компании организовать семенное производство?

— Хороший семенной завод с мощностью 5-10 тыс. тонн семян зерновых в год для среднестатистического семенного хозяйства будет стоить около миллиона долларов. Для кукурузы завод будет стоить $3-4 млн. Это без техники, без собственных полей, речь идет просто о заводе, где семенной материал доводится до нужной кондиции.

— Когда на таком заводе наступает стадия окупаемости?

— Обычно проекты в сельском хозяйстве получают финансирование по лизинговой программе, а это 7-10 лет кредитования. В этот период завод при правильном менеджменте может работать ноль в ноль, у хорошего управляющего он окупится за 3-4 года, а у плохого – никогда. Мы сейчас ведем переговоры с инвесторами по проекту производства семян по международным стандартам. Хотим, чтобы он был реализован в формате ГЧП. С точки зрения бизнеса разумно устанавливать оборудование с тем расчетом, чтобы его мощность можно было легко модернизировать. Сразу делать мегапроект на 20-30 тыс.тонн семян опасно.

— Есть какие-то ориентиры по стоимости вашего проекта?

— Переговоры с инвесторами ведутся о сумме от $800 тыс. до $3 млн. Итоговый размер инвестиций будет зависеть от стоимости оборудования. Можно, конечно, сделать hi-tech, но нужно взвешивать, окупится ли он в наших условиях.

— Вы видите для себя более перспективным внутренний или внешний рынки?

— Нужно для начала удовлетворить потребности нашего рынка, занять на нем качественную долю, потому что посевные площади увеличиваются. На сегодняшний день КазНИИ земледелия улучшил качество производимых семян, при этом уменьшил объем, но установил цену среднюю между уровнем в СНГ и Европе. Для нашего фермера это вроде бы дорого, но люди приезжают, смотрят на качество и покупают. То есть спрос развивается в сторону качественной продукции, фермеры хотят большей урожайности, а без хороших семян этого не достичь.

— Минсельхоз уже заявлял, что будет сокращать территорию пахотных земель под зерно и увеличивать посевные площади под рапс, свеклу, сою. Значит, в семеноводстве производители переориентируются в сторону этих культур?

— Да, потому что государство готово вкладывать в это деньги. По сахарной свекле мы не можем не то что обогнать, а даже догнать наших соседей, а тем более европейцев. У нас в институте есть мини-линия по производству семян сахарной свеклы. Мы отправили несколько наших сотрудников в научное турне по СНГ, Западной Европе, чтобы они привезли образцы, а мы могли продвинуться в разработках по продуктивности семян и выпускать свои.

— То есть казахстанским производителям сложно приходится в конкурентной борьбе на собственном рынке?

— Сейчас очень много иностранных импортеров, которые завозят к нам свой семенной материал. Транснациональные компании делают на этом серьезный бизнес и по конкретным селекционным направлениям с ними пока невозможно конкурировать, потому что они вкладывают сотни миллионов долларов в исследования, разработки и производство семенного материала. Задача отечественных производителей – максимально приблизиться по качеству к тому, что производится за рубежом, но все равно самим покрыть потребность в семенах не получится.

— Какие страны активно работают в этом секторе?

— Компании Pioneer и Monsanto Company, которые были основаны в США, но присутствуют на южноамериканском, среднеазиатском, европейском рынках. Есть европейская KWS, французская Limagrain.

— Давайте вернемся к нашему производству. Во что бизнесу обходятся лабораторные исследования?

— Долгое время наука в Казахстане не финансировалась, сейчас государство стало двигаться в этом направлении. По примеру зарубежных исследовательских центров, могу сказать, для того, чтобы получить один качественный сорт семян, может быть потрачено несколько сотен миллионов долларов. Но это суммарно, потому что во время селекционной программы скрещиваются десятки тысяч сортов растений и из этой массы может «выстрелить» одно растение, которое будет соответствовать запрашиваемым параметрам.

— Основа семеноводства – научные кадры. Сколько нужно потратить денег, чтобы «вырастить» ученого?

— Стартовый уровень – высшее образование. Опираясь на европейский опыт, скажу, что в докторантуре в месяц на одного ученого тратится 3-5 тыс. евро. Это то, с чем я сталкивался, когда учился в Праге. По самым скромным подсчетам, это 18 тыс. евро в год, а докторантура длится 3 года. Сразу скажу, что за рубежом кроме бизнесменов самыми богатыми людьми являются врачи и как раз ученые, в частности селекционеры.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

15.02.2019 6:01 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.