В центре внимания:

Сохранение базовой ставки – месседж для рынка

Сохранение базовой ставки – месседж для рынка

Национальный банк в понедельник принял первое крупное решение после произошедшей смены руководства, сохранив базовую ставку на уровне в 9,25%. Накануне решения по ставке ожидания немедленной ревизии денежно-кредитной политики были не слишком велики, поскольку ситуация не дает оснований для мгновенных резких движений. Но одно важное изменение все же состоялось, и оно связано с упоминанием прогнозируемого влияния ставки не только на инфляцию, но и на темпы роста.

Тарифы против цен на еду

Одной из главных предпосылок для сохранения ставки стала крайне низкая февральская инфляция – 0,3% против 0,7% в феврале 2018 года, что предопределило снижение роста цен в годовом выражении с 5,2% до 4,8%. К тому же инфляционные ожидания в фокус-группах Нацбанка оказались на исторических минимумах. Сменившееся руководство регулятора при наличии четкой установки на немедленное смягчение денежно-кредитной политики и сокращение избыточной ликвидности с рынка, вероятно, могло бы использовать снижение инфляции в качестве основного аргумента. Составляющая снижения инфляции, связанная с монетарными факторами, оказалась не так велика, и сам Нацбанк указал на разнонаправленное движение различных инфляционных компонент.

Как отмечается в решении по базовой ставке, «заметно ускорилась инфляция продовольственных товаров (с 5,1% в декабре 2018 года до 6,6% в феврале 2019 года), причем практически по всем товарным позициям за исключением плодоовощной продукции. Снижение цен на платные услуги в первые два месяца года (на 0,2% и 1,3%, соответственно) было обусловлено усилением административных мер по сокращению тарифов на услуги естественных монополий, что в итоге привело к снижению годового изменения сервисной составляющей индекса потребительских цен с 4,5% до 1,3% с начала года. Инфляция непродовольственных товаров продолжает замедляться и в феврале достигла 6,2% в годовом выражении».

Аналитик «Халык Финанс» Асан Курманбеков в своем обзоре также отметил, что считает произошедшее снижение инфляции носящим «искусственный характер» и связанным с административным сдерживанием тарифов государственных монополий, а также с отсутствием реакции непродовольственного импорта на слабость тенге. Если бы не эти факторы, «рост цен мог бы быть около 1% в январе и феврале». При реализации такого прогноза инфляция, вероятно, находилась бы сейчас близко к 6% – верхней границе нового прогнозного коридора Нацбанка в 4-6%. В прошлом году Нацбанк допускал такое развитие событий, считая, что в начале года инфляция может некоторое время находиться за пределами коридора.

Комментируя в январе для делового еженедельника «Капитал.kz» то, почему инфляция в конце прошлого года оказалась ниже прогнозов, в Нацбанке отмечали, что невозможно выделить чисто монетарную и немонетарную части ее снижения в 2018 году. Попеременно действовали то одни, то другие факторы. Кроме того, по поводу ограничений тарифов тогда отмечалось, что «работа по снижению тарифов на услуги естественных монополий активизировалась в четвертом квартале 2018 года, и ее полные итоги ожидаются в текущем году. В 2018 -м вклад регулируемых услуг в инфляцию сократился вдвое. Кроме того, рост тарифов на регулируемые услуги оказался самым наименьшим (2,1%) за последние пять лет».

Опасная сверхликвидность

Тема низкой инфляции по итогам 2018 года обсуждалась в ходе январского отчета финрегулятора у главы государства. Президент оценивал инфляцию на уровне 5,3% как хороший показатель, достигаемый, однако, «за счет сокращения объема ликвидности на рынке, а не эффективности экономики». При этом последующее увеличение изъятия ликвидности могло бы «снижать инфляцию и в дальнейшем, но неизвестно, как бы это сказалось на экономике».

Позицией прежнего руководства Нацбанка было стремление активизировать кредитование на рыночной основе, поскольку за счет улучшения ситуации в финансовом секторе появляется возможность развития для здоровых рыночных игроков. Нацбанк в тот момент прогнозировал, что увеличение объемов кредитования в результате оздоровления ситуации в банковском секторе превысит 10% в 2019 году, что будет несколько выше номинального роста ВВП. В то же время такой рост кредитования был бы «сбалансированным, а не взрывным, способным принести в будущем проблемы».

Пока невозможно оценить, в какой степени смена руководства Нацбанка поменяет политику в части изъятия ликвидности. В решении по базовой ставке нет каких-либо намеков на это. Аналитики Ассоциации финансистов Казахстана в своем обзоре уже после решения по ставке отметили, что тем временем на депозитном аукционе происходило снижение объема размещения – Нацбанк привлек 39 млрд тенге (-21,5 млрд) при средневзвешенной доходности в 8,84% годовых. Очевидно, что рынок в текущих условиях предпочитает месячные ноты, нежели недельные депозиты. Так, спрос на ноты в понедельник превысил объем размещения почти в два раза и составил 516,9 млрд тенге. При этом фактический объем размещения составил всего лишь 260 млрд тенге при доходности 8,87% годовых.

По итогам прошлой недели нетто-объем изъятий ликвидности оставался весьма высоким, на уровне 4 трлн тенге. В тот момент аналитики АФК отмечали также относительно низкий интерес участников рынка к новому инструменту в виде недельных депозитных аукционов и рост объемов размещения месячных нот, после того как исчезли семидневные бумаги. (Замена недельных нот депозитными аукционами воспринималась как техническое решение, позволяющее регулятору лучше варьировать объемы привлечений и одновременно как реакция на замечание о том, как среагирует экономика на высокие объемы изъятия ликвидности.)

Нефть в феврале не подвела

В решении по базовой ставке оказался все же один комментарий, непосредственно затрагивающий центральную тему обсуждений прошлой недели. Финрегулятор отметил: «В текущем году ожидается усиление тенденции роста потребительского спроса за счет фискальных стимулов. Тем не менее эффект на инфляцию не оценивается как высокий и не требует немедленного реагирования со стороны денежно-кредитной политики». Ранее вице-премьер Алихан Смаилов отмечал, что в этом году правительство настроено дополнительно потрать относительно скромную часть средств из более чем 2 трлн тенге на социальные расходы и программы развития, вливаемых по решению главы государства.

Еще одним важным упоминанием, сделанным Нацбанком, стали слова о том, что прежний уровень базовой ставки позволяет сохранить денежно- кредитные условия нейтральными, удерживать инфляцию в таргетируемом коридоре и обеспечивать прогнозируемые темпы экономического роста. Что касается реализации внешних рисков, с возможностью которой Нацбанк ранее связывал вероятность повышения базовой ставки, то по итогам февраля опасения не оправдались, и вероятность их реализации снизилась. Цена нефти марки Brent формируется выше $65 за баррель (против $55 в декабре). Глобальный индекс продовольственных цен в январе снизился на 2,2% в годовом выражении, несмотря на повышение индексов мировых цен на молочную продукцию и зерновые. Тем не менее «проинфляционные риски со стороны отдельных внешних факторов продолжают сохраняться. Инфляция в странах – основных торговых партнерах демонстрирует разнонаправленные тенденции. В январе годовая инфляция в России ускорилась до 5,0%, тогда как в Китае и Европейском союзе она замедлилась до 1,7% и до 1,5% соответственно».

Очевидно, что на мартовском заседании необходимость ужесточения денежно-кредитной политики не могла быть серьезным вызовом в силу сложившихся обстоятельств, причем вне зависимости от различий концепций нового и старого руководства.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

07.03.2019 6:58 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.