В центре внимания:

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Изготовление казахских национальных инструментов — узконаправленная сфера бизнеса. Одного умения хорошо владеть ремеслом тут порой бывает мало. Важна способность найти своего клиента и наработать имя, которое впоследствии будет работать на мастера. Адилю Абдрахман в этом плане повезло. Уже в четвертом поколении ремесленников он продолжает семейную династию. Если кому-то на первый взгляд может показаться, что это занятие из разряда простых, то он ошибется. Изготовить качественный музыкальный инструмент, добиться его красивого и яркого звучания довольно трудоемкий процесс, требующий немалых знаний, умений и специальных инструментов. Адиль Абдрахман с удовольствием поделился с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz нюансами этого дела и рассказал, почему решил сменить профессию юриста, о которой когда-то мечтал, и продолжить семейное дело.

Мастер проводит нас в небольшую, но уютную мастерскую. Инструменты разложены аккуратно, каждый на своем месте. Именно тут проходит основная работа.

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

— Адиль, расскажите, почему вы решили заняться изготовлением казахских национальных музыкальных инструментов? Кто для вас стал примером?

— Мой отец — мастер национальных музыкальных инструментов. Этим ремеслом занимался и мой дед. А прадеды были ремесленниками, которые изготавливали необходимые для быта вещи. Обучался я юриспруденции, окончил магистратуру в Великобритании. Потом работал по профессии. Но в какой-то момент понял, что мне чего-то не хватает. В компании я разрабатывал договора, заключал сделки. Но конечного итога никогда не видел. А хотелось заниматься тем, что каждый день давало бы возможность увидеть результат своей работы. И тогда я решил попробовать заняться семейным делом, перенять опыт, чтобы он не ушел с отцом. И теперь я могу наблюдать инструменты в деле, вижу их на концертах. Понимаю, что они работают для народа. И я ни о чем не жалею. Даже о том, что оставил такую крупную позицию, о которой раньше мечтал. Но когда мечты сбылись, я начал смотреть более обширно и понял, что надо заниматься тем, что тебе нравится, что ложится тебе на душу.

— Что нужно, чтобы открыть свою мастерскую?

— Чтобы открыть свою мастерскую, в первую очередь важно иметь хорошего наставника. Учиться самому долго и тяжело. Второе — хороший инструмент для работы. Нужно знать, какие инструменты позволят тебе сделать работу не за три дня, а за час. В-третьих, если ты занимаешься этим делом профессионально, необходимо помещение (для черновой работы, распилки, покраски, чистки). Отдельно помещение для хранения инструментов, чтобы не было лишней влаги и качество древесины не пострадало. Из всего этого складывается сумма начального капитала.

Я сравниваю нашу работу с приобретением автомобиля. Сначала ты обзаводишься более дешевым, потом более дорогим. Так же и с древесиной. Когда учишься, берешь более дешевую, потом подороже. Тут сложно посчитать минимальный капитал для начала работы, так как есть несколько видов развития этой отрасли: одиночные мастера, семейное ремесло и с привлечением рабочей силы. Поэтому, какой начальный капитал нужен, чтобы начать это дело, зависит от выбранного вами направления. Я пришел в это дело с нулевым капиталом. Мне все подготовил отец. У него было и оборудование, и помещение. Он знал, где брать древесину и другие необходимые материалы. Он всему меня научил.

— А где вы берете сырье?

— Музыкальные инструменты в основном изготавливаются из древесины. Для деревообработки есть специальная технология. После приобретения дерева мы его сушим. Дальше идет распил. Потом сборка, чистка, покраска, лакировка. В основном мы закупаем местную древесину. Для изготовления музыкальных инструментов классика — это сушеная ель для деки (из нее делается большинство акустических инструментов). Наша тянь-шаньская ель, которая произрастает в Алматы, достаточно хорошая, поэтому мы пользуемся ею. Сейчас на рынке за кубометр нужно отдать 60−70 тыс. тенге. Можно использовать зарубежную, но она будет дороже, что отразится на себестоимости инструмента.Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Дальше корпус инструмента. Для него в основном используется твердая древесина. Но классика — это клен. Издревле казахские инструменты изготавливались из материала, который растет на территории Казахстана (яблони, груши, урюк, арча). Мы сейчас используем и другие более твердые сорта дерева, такие как клен. Из зарубежных это бук, палисандр, красное дерево. У них есть природная текстура и цвет, который не требует покраски, и она достаточно красивая.

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Также используем металлические струны, кости, конский волос и так далее. Для кобыза — конский волос. Для деки — обычную кожу крупного рогатого скота. Что касается струн — раньше на домбру и на инструменты использовали струны из козьих кишков, плюс еще конского волоса. Но так как это материал природный и часто рвется, подвержен изменениям при влаге и жаре, то недостаточно удобен для музыкантов. Поэтому сейчас используем для домбры жилки, для шертере, бас шертере, жетыгена струны с металлической обмоткой, нейлоновой обмоткой, стальные струны. Они долговечные и дают хороший звук. Главное тут — не потерять естественное казахское звучание.

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

— Что в этом деле самое важное?

— В изготовлении музыкальных инструментов я считаю главными несколько вещей. Первое — добиваться красивого и яркого звучания. Это самое главное. Второе — идти в ногу со временем: покупать новые станки, использовать новые материалы, такие как струны, колковые механизмы, придерживаться новых стандартов качества в сфере изготовления музыкальных инструментов. И, конечно же, очень важно всегда придерживаться национальных особенностей музыкальных инструментов. Нельзя сделать на домбре пять струн. Получится уже гитара.

Чтобы не отставать, приходится всегда использовать какие-то новшества. Но они минимальны. Мы не можем менять сильно облик и звучание инструмента. Важно, чтобы он оставался исконно казахским.

— Насколько в Казахстане велик рынок музыкальных инструментов? Есть ли крупные компании, с которыми вам приходится конкурировать?

— Я бы не сказал, что это масштабный рынок. Население Казахстана малочисленно. Музыкальными казахскими инструментами в основном пользуются казахи. И не каждая казахская семья намеревается приобрести домбру, например. Из-за рубежа покупают люди, в основном коллекционеры или казахская диаспора. Но таких не много. Контингент весьма ограничен. Наши потенциальные клиенты — это учащиеся музыкальных школ, кружков, студенты консерваторий, училищ, профессиональные музыканты, сольные исполнители.

Что касается конкурентов. Я знаю, что производство музыкальных инструментов активно развивается в Алматы, зарождается в Астане. В Алматы есть две фирмы с большим штатом, есть около 10 мастерских, где работают ребята по пять человек. Но, в этой сфере остаются те, кто действительно хочет этим заниматься.

— Из чего складываются цена и себестоимость инструментов?

— Цена формируется из следующих пунктов. Во-первых, из какого материала сделан инструмент. Фильтрует ли мастер, отбраковывая древесины, у которой часто бывают пороки в виде сучков, трещин, загнивания или повреждения насекомыми? Убирает ли недостатки? У каждого материала своя стоимость. Если исчислять себестоимость инструмента, сюда нужно включать и лакокрасочный материал, струны, механизмы, серебро или камни, используемые для декорации. Дальше дизайн. Сколько времени на него было потрачено. Мы каждый год стараемся что-то менять, вносить новое. Стоять на одном месте считаем нецелесообразным. Третье — чистота сборки и покраски. Это может занять неделю, если делать качественно. Но самое важное, как уже было отмечено выше, это звучание. Без этого самый красивый инструмент не будет иметь ценности. Каждая древесина звучит по-своему. В этом деле нет стандарта. Ты должен всегда чувствовать материал, с которым работаешь. Следующая составляющая — узнаваемость мастера. Новые мастера не могут поставить большую цену. Начинают с 50−70 тысяч тенге.

Себестоимость складывается из материала и затраченного времени. Некоторые могут затратить три дня на изготовление одного инструмента, другие неделю. Мы делаем акцент на качестве и тратим на это около недели. Тщательно осуществляем сборку, покраску, чистку. Точную себестоимость я сказать не могу, потому что с каждым годом все меняется. Мы всегда стараемся придумывать механизмы, которые облегчают наш труд. Если мы нашли, как упростить нашу работу, то себестоимость становится ниже. Играет роль совершенствование, поиск нового. Если ты тратишь на это время, потом хочется включить это в стоимость. Например, некоторые механизмы отец придумывал только после 40 лет опыта.

— Насколько прибыльно это дело?

— С каждый годом мастеров в этой сфере становится все больше, но конкуренция все еще не жесткая, поэтому она достаточно привлекательна. Насчет прибыльности скажу, что я на этом деле зарабатываю не меньше, чем когда зарабатывал юристом. Прибыль складывается из грамотных продаж. Недостаточно просто изготавливать что-то, надо уметь это продавать. Искать пути и знать, кому ты продаешь. Мы нацелены на профессионалов.

Сейчас вы можете найти домбру от 10 тысяч тенге. Что касается кобыза, жетыгена, то они начинаются от 80 тыс. до 450 тыс. тенге — это средняя стоимость. Для каждого слоя населения есть конкретный мастер. Стоимость наших инструментов начинается от 150 и выше. Мы устанавливаем цену, исходя из финансовых возможностей потребителей. Обязательно ориентируемся на спрос. Все зависит от рынка. Каждый по-разному. Мертвый сезон — это лето. «Жаркий» сезон — с осени до зимы. Среднего показателя по клиентам нет. Из года в год они меняются.

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

— Насколько велик ваш ассортимент?

— Сейчас у нас 10 наименований музыкальных инструментов: три вида шертера (альт, бас и контрабас), три вида кобызов (кыл кобыз, прима кобыз, альт кобыз). Они различаются между собой по объему, по звучанию. Домбра двух видов: двухструнная и трехструнная. Жетыген, сыбызгы (духовой инструмент). Это основные виды, которые мы сейчас делаем. Но мы не делаем акцент на ударных инструментах и духовых. В основном на щипковые и смычковые. Очень мало мастеров, изготавливающих абсолютно все инструменты. В основном специализируются на одном или двух. Например, на домбре, шертере и т. д. Так легче развивать свое мастерство, плюс на все времени не хватает.

— Планируете ли вы открыть специализированный магазин?

— Да, я считаю, это необходимо, если мы будем продолжать заниматься этим делом. Тут все упирается в средства, возможности. Если открывать музыкальный магазин, то не только с инструментами, но и различными аксессуарами, необходимыми для мастеров. Может, какие-то составляющие, чтобы человек сам мог изготовить музыкальный инструмент. Собрать его, как конструктор.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

31.05.2018 1:40 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.