В центре внимания:

Обеспеченные люди за АСП не ходят

Обеспеченные люди за АСП не ходят

Как известно, с 1 января 2018 года вступил в силу Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам социальной защиты населения». Вместе с ним был внедрен новый формат адресной социальной помощи. А с 1 апреля 2019 года изменен критерий оказания АСП, который повысил черту бедности с 50% до 70% от прожиточного минимума. О том, позволит ли новая модель АСП выйти ее получателям из черты бедности, в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказала директор ОФ «Zertteu Research Institute», эксперт по государственным финансам Шолпан Айтенова.

Шолпан, расскажите, пожалуйста, как отразится на государственном бюджете изменение расчета адресной социальной помощи?

– На сегодняшний день Министерство труда и социальной защиты населения РК объявило о выплате адресной социальной помощи в размере 78 млрд тенге. Возможно, до конца текущего года расходы вырастут до 100 млрд тенге с учетом новых получателей. Между тем я считаю, что это не самые существенные расходы для республиканского бюджета.

Министерство труда и соцзащиты сейчас распоряжается 30% республиканского бюджета, это без малого 3 трлн тенге, но большая часть из них составляют пенсии. Расходы на АСП в структуре бюджета Минтруда занимают всего 3%.

По моему мнению, выделенных средств и размеров АСП недостаточно, чтобы вытащить существующую категорию получателей из черты бедности. (Для сравнения: запланированные расходы на прикладные научные исследования в области охраны труда составляют 110 млрд тенге.)

– Для чего была принята новая модель АСП?

– Задачи новой модели АСП, в частности обусловленной помощи, заключаются в снижении иждивенческих настроений, концентрации государственной помощи у тех, кто в ней действительно нуждается, и оказании временной поддержки лицам и семьям в комплексе с другими мерами активного содействия занятости, для того чтобы они смогли обеспечивать себя самостоятельно. Но так ли это?

Если ориентироваться на данные того же Минтруда, то можно увидеть, что из числа получателей АСП являются трудоспособными 393 тыс. человек, из них 81 тыс. человек в обязательном порядке должны были трудоустроиться, однако на работу вышли только 38 тыс. получателей помощи, а социальный контракт заключили всего 30 тыс. человек.

Тем не менее, если программа социальных контрактов не заработает и не достигнет определенных результатов, то в будущем они могут стать бременем для государственной казны.

То есть программа не даст желаемого результата снижения процента населения, сидящего на пособиях?

– На мой взгляд, программа в том виде, в каком она есть сейчас, не эффективна. Основной вопрос состоит в выявлении и определении лиц, нуждающихся в мерах социальной поддержки, и тут, к сожалению, официальная статистика не помогает. Если обратиться к статданным, то у нас за чертой бедности проживает 4,3% населения, или около 800 тыс. человек. Между тем, по словам министра труда и социальной защиты Бердибека Сапарбаева, АСП уже получили 1,4 млн казахстанцев, включая 900 тыс. детей. Я считаю, что местные исполнительные органы должны прекратить практику «улучшения» показателей, чтобы статистика могла стать реальным инструментом и базой для государственной политики и разработки действенных программ.

Социальные расходы нужно закладывать на основании реальных потребностей, а не из того, что у нас есть бюджет, и под него подгонять определенные цифры и число получателей.

Случай в Туркестанской области показал, что количество людей, обратившихся за АСП, превысило десятки тысяч официальных получателей, и это говорит о том, что местные исполнительные органы не вели тщательный учет, не знали, каков уровень бедности в регионе.

Поэтому должно быть хорошее межведомственное взаимодействие органов статистики и министерства труда и соцзащиты.

Также одной из причин недостаточной эффективности данной программы является то, что пособия выделяются из республиканского бюджета, а за исполнением социального контракта следят местные исполнительные органы.

То есть если бы АСП в рамках обусловленной помощи выплачивались из местных бюджетов и легли бременем на местные органы власти, возможно, у акимов возникало бы больше ответственности и мотивации в надлежащей реализации программ занятости.

Если мы говорим о том, что будем инвестировать в людей и развивать человеческий капитал, то необходимо использовать систему АСП для повышения собственных доходов домохозяйств, а не порождения нового поколения незащищенных групп населения.

Согласно новому формату, не все многодетные семьи теперь могут претендовать на АСП?

– В старом формате многодетные семьи получали помощь независимо от дохода до достижения их детей 18-летнего возраста. Если в семье было четверо и более детей, то такая семья приобретала статус многодетной и ей предусматривалось специальное государственное пособие. В новом формате адресной социальной помощи, применяемом с января 2018 года, изменился сам подход. Сейчас, когда в семье рождается четверо и более детей, а среднедушевой доход на каждого члена семьи не превышает 70% прожиточного минимума, то такая семья может претендовать на АСП.

На сегодняшний день в Казахстане проживают 370 тыс. многодетных семей, из которых АСП получают только 285 тыс. семей, или 77%.

По моему мнению, такой подход рождает новую проблему, связанную с детской бедностью. Ведь как было ранее озвучено, 900 тыс. детей получают АСП. Это говорит о том, что каждый шестой ребенок в Казахстане проживает в малообеспеченной семье. Если учесть, что на одного такого ребенка выделяется АСП в размере 20 тыс. тенге, но эти средства уходят не на его развитие, а на обеспечение ежедневных потребностей семьи, то такой ребенок автоматически исключается из системы дополнительного образования. Что в свою очередь отразится на качестве человеческого капитала и конкурентоспособности нации в будущем.

То есть вы предлагаете отдельно рассматривать детскую бедность?

– Да, я считаю, что необходимо разработать комплексную программу искоренения детской бедности. Для этого необходимо признать ее наличие и угрозы, которые она представляет для будущего человеческого капитала, в соответствии с ними разработать комплекс долгосрочных и краткосрочных мер, таких как налоговые льготы для работающих родителей, стимулирование повышения собственных доходов домохозяйств, расширение доступа детей к качественному здравоохранению и образованию.

Одних финансовых мер, покрывающих лишь базовые нужды детей, недостаточно, поэтому должны быть приняты дополнительные меры для расширения доступа детей к центрам развития, например, целевое финансирование кружков и секций.

С другой стороны, это сложно осуществимо из-за того, что 70% получателей АСП проживают в сельской местности, в том числе и дети. В этом случае возникает вопрос улучшения инфраструктуры доступа к качественному образованию и дополнительному развитию на сельском уровне.

На сегодняшний день все ли незащищенные слои населения получают адресную социальную помощь?

– Министерство труда и социальной защиты объявило, что с 1 июля 2019 года людям не нужно будет собирать документы для получения АСП, им просто необходимо обратиться и сообщить в региональные центры занятости о том, что они нуждаются в адресной социальной помощи. Таким образом, центры занятости самостоятельно будут выявлять наличие дохода или соответствие дохода всем критериям для получения пособий.

Вместе с тем действующая система АСП, несмотря на существенные улучшения правил с апреля текущего года, как мы уже говорили, не оставляет свободных средств на развитие детей.

Еще один минус в действующих правилах назначения АСП – это учет дохода от личного подсобного хозяйства при исчислении совокупного дохода, когда акиматы на свое усмотрение могут признавать подсобное хозяйство не приносящим доход, что создает условия для субъективных решений.

Также при исчислении совокупного дохода берутся в расчет такие социальные выплаты, как: госпособие по уходу за ребенком по достижении им одного года, госпособие по случаю потери кормильца, госпособие, назначаемое и выплачиваемое матери или отцу, воспитывающему ребенка-инвалида. То есть если в бюджете семьи есть невысокий доход, который плюсуется с вышеописанной выплатой, то домохозяйство оказывается вне системы оказания адресной социальной помощи.

Существуют прецеденты, когда семьи уличали в фальсификации доходов. Но я считаю, что это происходит не от того, что люди дополнительно хотят заработать на социальной помощи, а потому что действительно в ней нуждаются. Например, семья из пяти человек с тремя детьми и одним работающим родителем с зарплатой в 120 тыс. тенге в месяц не может рассчитывать на АСП. Так что обеспеченные люди за АСП не ходят.

Однако всегда будет существовать определенный процент тех, кто нуждается в помощи и ее не получает по тем или иным причинам, как и тех, кто на самом деле не нуждается, но ее получает.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

15.07.2019 11:59 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.