В центре внимания:

На чем KMG International зарабатывает больше всего?

На чем KMG International зарабатывает больше всего?

На днях KMG International — компания, которую приобрел в Румынии «КазМунайГаз», — сообщила финансовые и производственные результаты за прошлый год. Так, операционная прибыль (EBITDA) выросла на 20% в сравнении с 2016 годом — до $242 млн, что в три раза больше уровня 2012 года ($79 млн). Чистая прибыль по итогам 2017 года превысила результат 2016 года в шесть раз и составила $80 млн. В 2012 году этот показатель был отрицательным (минус $208 млн). Rompetrol представляет собой тот случай, когда казахстанский менеджмент зашел со своими инвестициями на незнакомый рынок — туда, где совершенно иные, чем в Казахстане, условия работы, в страну с богатейшей нефтяной традицией. Деловой еженедельник «Капитал.kz» расспросил представителей компании об особенностях работы на зарубежном рынке и о том, что инвестиция, сделанная в свое время КМГ, оказалась ненапрасной.

Завод: максимальная автоматизация

Сегодня KMG International владеет нефтеперерабатывающим заводом Petromidia — самым крупным и модернизированным НПЗ в Румынии, заводом Vega, нефтехимическим комплексом Petrochemicals (и является при этом единственным в стране производителем полимеров). В 2012—2017 годах на предприятиях было переработано 29,7 млн тонн сырья. Также KMGI владеет сетью АЗС и сетью заправочных станций в Молдове, Грузии и Болгарии.

Завод Petromidia построен в 1972 году. В 2012 году закончена большая программа модернизации, в 2013 году прошли все тестовые испытания, сейчас завод работает c повышенной производительностью. Ранее НПЗ мог производить 3,8 млн тонн продукции в год, за счет модернизации производительность увеличена до 5 млн тонн в год; в 2017 году компания получила 5,6 млн тонн (более чем на 5% больше объема 2016 года).

Пакет «КазМунайГаза» — инвестиции КМГ в пять установок на заводе Petromidia, вложено около $450 млн. За счет реализации этого пакета увеличены мощности НПЗ, улучшен экологический стандарт топлива — до Евро-5 (когда КМГ зашел в Румынию, этого стандарта здесь не было: страна только присоединилась к Евросоюзу). Большая часть процессов на заводе автоматизирована. Глубина переработки составляет 94,6%, выход светлых нефтепродуктов — почти 87%. Себестоимость переработки сырой нефти снизилась за последние пять лет с $28 до $16 на тонну.

Автомобильное топливо: между дизелем и бензином

Потребление дизтоплива и бензина в Румынии в настоящее время составляет 6−7 млн тонн в год. Сегодня рынок автомобильного топлива страны делят между собой четыре крупнейших игрока — австрийско-румынская OMV Petrom, российский LUKOIL, казахстанско-румынская KMGI и венгерская MOL.&nbspБезусловно, есть и мелкие игроки — «белые» станции, АЗС без бренда.

Лидер — OMV Petrom (к этому есть исторические предпосылки: когда австрийцы приобретали завод, они купили и практически всю розничную сетку); этот игрок производит более 4 млн тонн топлива в год. Мощность «Лукойла» — более 3 млн тонн в год. KMGI выпускает 5,6 млн тонн и занимает примерно 30% на внутреннем рынке (при том что когда Rompetrol приватизировался — перешел к первому частному собственнику — сетки практически не было, она построена с начала 2000 до 2017 года).

Позиции производителей топлива на рынке (в частности, то, что Rompetrol, например, выпуская большие объемы, занимает треть рынка) объясняются наличием и экспорта, и импорта: игроки «играют» — кому что выгоднее в текущий момент. Много импортеров, которые привозят топливо с Ближнего Востока, много дистрибьюторов, которые тоже занимаются трейдингом нефтепродуктов в Румынию.

В целом, работая на рынке Румынии, игрокам приходится учитывать и такой фактор: до недавнего времени Европа была дизелизирована. Но в последнее время в связи с природоохранными ограничениями и законодательством, с конструктивными изменениями в автопроме баланс между дизельными и бензиновыми автомобилями стал сводиться. Производителям топлива необходимо это учитывать, поскольку это связано с переориентированием с текущей структуры производства на производство того или иного продукта.

В кризис 2007—2010 годов в Европе более 20 заводов оказались банкротами, потому что в основном были ориентированы на выпуск одного вида продукции. Сегодня сектор ретейл в целом в Европе демонстрирует серьезный рост. «Мы как часть сегмента ретейл тоже пожинаем эти плоды, но только потому, что были готовы — модернизировали завод, сделали его гибким в части „диеты“, и, самое главное — гибким в части выпуска продукции (у завода сегодня более широкая линейка, чем раньше, и он способен подстроиться под изменения на рынке). Дизельное топливо для нас остается продуктом номер один, его выпуск достигает 50% в общем объеме. Но мы, если ситуация на рынке окажется соответствующей, готовы производить больше бензина», — говорит Алмас Лепесбаев, вице-президент по финансам и рискам KMG International.

В 2016 году, например, Rompetrol произведено 2,5 млн тонн дизеля, но в прошлом году завод Petromidia был больше ориентирован на производство бензина из-за потребности рынка: оптимизация на основе анализа отчетов по ценам происходит каждый день — таким образом, есть возможность выпускать именно ту продукцию, которая необходима в текущий момент.

Единственный производитель в стране

Большим спросом на внутреннем рынке Румынии пользуется битум. Румыния — часть транзитного коридора, в стране уделяется большое внимание развитию инфраструктуры, при поддержке Евросоюза каждый год обновляют состояние и увеличивают протяженность автодорог.

«Одно из важных направлений нашей работы — увеличение объема продаж и клиентского портфеля по битуму в Румынии. Наша компания — единственный в стране производитель битума, мы выпускаем эту продукцию на нашем заводе Vega в Плоешти», — рассказывает Сорин Чока, директор по планированию и оптимизации KMG International.

Объем производства покрывает 25% от спроса в Румынии, в сравнении с 2012 годом объем производства и продаж битума увеличился более чем в два раза.

KMG International также является единственным в Румынии производителем полимеров. Производственный потенциал нефтехимической части завода Petromidia — свыше 200 тыс. тонн в год, компания имеет завершенный цикл — выпуск гранул.

Нефтехимическая часть интегрирована с НПЗ и представлена тремя установками — для производства полиэтилена высокой плотности, полиэтилена низкой плотности и полипропилена. Операционная мощность установки полипропилена — 90 тыс. тонн в год, в условиях конкуренции в последние годы стали производить новые сорта (более прибыльные и более востребованные на рынке).

Мощность установки полиэтилена низкой плотности — 60 тыс. тонн. Мощность установки полиэтилена высокой плотности — также 60 тыс. тонн. Эта установка была модернизирована в 2010—2012 годах, потом рынок полимеров упал, компания была вынуждена ее остановить. Сейчас идут работы по запуску — он запланирован на 2018 год. Запуск позволит диверсифицировать портфель нефтехимических продуктов, так как спрос на полимерную продукцию постоянно растет, а все серьезные игроки в данной зоне Европы также развивают это производство.

Объем продаж полимерной продукции KMGI в сравнении с 2012 годом увеличился более чем на 14%. Продукты нефтехимии продаются в основном в Румынии и плюс к этому экспортируются в Турцию, где также большой спрос на полимеры.

На чем компания зарабатывает больше всего

Сетка ретейл с учетом того, что в этом году произошло снижение цен и маржи, позволяет зарабатывать не менее $150−160 на тонне продукции. При продаже топлива «с ворот» завода маржа не превышает $10, через опт — $25−40 на тонну. Продукты нефтехимии приносят более $200, почему это очень привлекательное направление для развития.

«Если даже мы сократим производство системных видов продукции — бензина и дизеля, то через нефтехимию мы способны будем поддерживать маржу на уровне более $200», — комментирует Алмас Лепесбаев.

Говоря о ретейле, спикер отметил, что компания большое внимание уделяет реализации нетопливной продукции. АЗС здесь называют не автозаправочными станциями, а outlet — точками продаж. Эта тенденция доказала право на жизнь в Западной Европе, где главным игрокам именно сегмент реализации продуктов питания и магазинов на станциях начал приносить в последние годы до 40% от общей маржи. Изначально аутлеты развивали для покрытия собственных затрат, однако потом это направление превратилось в самостоятельный прибыльный вид бизнеса. В Западной Европе концепция стала успешной из-за законодательства по охране труда, требующего закрывать магазины после окончания рабочего дня и на выходных.

В Румынии с этим пока не так жестко, но, тем не менее, профсоюзы с каждым годом все больше набирают силу, страна интегрируется в общеевропейское пространство и с точки зрения прав работников придет к этому. «Мы будем готовы к тому, чтобы иметь больше прибыли от этого вида бизнеса», — заключает Алмас Лепесбаев.

Как буй позволяет экономить

Значительно упростить логистическую цепочку и существенно сэкономить на этапе поставок KMGI позволил построенный ею морской выносной терминал.

Находится буй в Черном море в девяти километрах от порта Мидия. Ранее компания принимала нефть через порт Констанцы. Буй предназначен для получения нефти напрямую — из танкеров. Сырье сразу же отправляется на НПЗ: устройство соединено нефтепроводом, идущим в том числе по морскому дну, с заводом (морская часть трубопровода — 8,6 км, часть, идущая по суше, — 1,5 м). Буй расположен на глубине 24 метров, может принимать суда до 160 тыс. тонн с осадкой до 18 метров. Сейчас в месяц он принимает в среднем пять танкеров: четыре — по 80 тыс. тонн, один — 130−140 тыс. тонн. Максимально в течение года через буй можно получить 24 млн тонн, срок эксплуатации без капитального ремонта — 25 лет.

Буй построен и запущен в 2009 году, в его создание было вложено $102 млн. Вначале экономия на логистике составляла $7 на тонне, сейчас в среднем — $4,5 на тонну. Инвестиции окупились за 4,5 года, и это считается очень хорошим показателем.

Поставки диверсифицируются постепенно

Продолжая тему сырья, которое KMGI использует в производстве, Сорин Чока отмечает, что компания начала двигаться в направлении диверсификации поставок сырья мелкими шагами еще в 2015 году. Это было обусловлено тем, что из необходимого для завода объема нефти (5 млн тонн в год) Казахстан обеспечивал до 80−90%. На тот момент от единого акционера и совета директоров было получено одобрение искать на рынке сырье, чтобы использовать производственные мощности завода на 100%. Поэтапно в течение года, перерабатывая различные сорта альтернативной нефти, Rompetrol увеличил процентное соотношение альтернативной нефти.

«Приобретая нефть высокого качества, мы добились того, что завод может работать на максимальной мощности, пусть даже иногда альтернативная нефть была чуть дороже нефти Urals. 2016 и 2017 годы стали для нас исключительными с точки зрения маржи переработки», — комментирует Сорин Чока.

Альтернативные сорта нефти, которые использует KMGI, привозятся из России, Азербайджана, определенный объем — с Ближнего Востока. Один из будущих возможных источников — Африка, там конкурентоспособные цены. Сейчас доля казахстанской нефти в общем объеме переработки не превышает 55%.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

01.04.2018 5:04 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.