В центре внимания:

Кривые параллели или серый импорт

Кривые параллели или серый импорт

В последнее время казахстанское бизнес-сообщество расколото на два лагеря. Камнем преткновения стал вопрос возможной отмены запрета на параллельный импорт продукции известных брендов в РК. Представители малого и среднего бизнеса ратуют за отмену, но крупный бизнес с этим не согласен. Кто прав больше, и каковы могут быть последствия гипотетической отмены ограничений на параллельный импорт для экономики Казахстана? Постараемся разобраться в этом, выслушав различные точки зрения.

Для начала давайте напомним, что такое параллельный импорт? Как поясняет российская информационно-аналитическая компания «VVS», «параллельный импорт – ввоз на территорию страны оригинальных товаров, имеющих маркировку товарным знаком с разрешения правообладателя, лицами, не имеющими документированного согласия от правообладателя на их ввоз, который происходит через задействование параллельных, альтернативных каналов, а не через работу с аккредитованным дистрибьютором. Чаще всего правообладатель даже не в курсе существования этих параллельных каналов». Проще говоря, это «серый» импорт.

«Во всем мире установлено два главных правила ограничения (исчерпания) исключительных прав правообладателей: международный и национальный, — конкретизирует компания «VVS». — Международный принцип исчерпания прав строится на том, что правообладатель, реализовав продукцию в любой стране, больше не может указывать новым собственникам, что делать с этой продукцией дальше. Поэтому новый владелец может перевозить товар через границу, внедрять его в гражданский оборот других стран и совершать любые уместные в его понимании манипуляции. В России (и Казахстане – прим. авт.) действует национальный (территориальный или региональный) принцип, когда исключительные права на товарный знак могут быть признаны исчерпанными лишь тогда, когда товар введен в оборот внутри этого государства. И в случае, когда в стране функционирует подход исчерпания права по национальному принципу, импорт товаров, которые уже не раз перепродавались за рубежом, позволителен при наличии разрешения от владельца товарного знака».

Как уверяют представители крупного бизнеса, такой подход позволяет сделать рынок более контролируемым, прозрачным и, в итоге, более цивилизованным и привлекательным для инвесторов. «В этом случае защищены интересы потребителей, так как они получают качественные оригинальные товары с гарантийным обслуживанием и в случае претензий имеют возможность обратиться к импортеру, который несет полную ответственность за свою продукцию», — поясняют в компании Samsung Electronics Central Eurasia.

Тем не менее, многие субъекты малого и среднего бизнеса республики выступают за применение в Казахстане международного принципа исчерпания прав на интеллектуальную собственность (легализацию параллельного импорта), в первую очередь, аргументируя свою позицию заботой о потребителях. «Это позволит снизить стоимости минимум а 20-30%, например, на те же оригинальные автозапчасти и увеличит скорость получения требуемых запасных частей – обещает председатель правления Союза Независимого АвтоБизнеса Казахстана (СНАБК) Тимур Жаркенов. — Сегодня у официальных дилеров доставка занимает до двух месяцев».

Однако официальный автобизнес придерживается иной точки зрения. «Обещания низких цен после отмены запрета на параллельный импорт в данном случае – ширма, за которой будет скрываться бесконтрольный ввоз контрафактной продукции, занижение таможенной стоимости товаров и другие махинации, — поясняет вице-президент Ассоциация Казахстанского АвтоБизнеса (АКАБ) Анар Макашева. — Никто не будет следить за качеством импортируемых товаров и концы будет найти невозможно. Соответственно, не будет гарантии оригинальности и качества продукции. В Казахстане до сих пор нет сертификационного органа. Сертификаты качества есть, но продукцию на соответствие им никто не проверяет. На данный момент такую функцию частично выполняют как раз официальные дистрибьюторы, руководствуясь запретом на параллельный импорт. Сейчас таможенный комитет уведомляет компании-правообладатели об импорте в РК любых товаров с их торговой маркой, и они проверяют подлинность этих товаров».

Кривые параллели или серый импорт

Не разделяет вице-президент АКАБ и оптимизма господина Жаркенова по поводу снижения цен: «что касается снижения стоимость товаров после разрешения параллельного импорта – это миф. Цены не снизятся, они станут неуправляемыми. Если взять автозапчасти, то все импортеры, в том числе и официальные дилеры, перейдут на закуп в России. Это будет выгоднее, чем закупать напрямую у производителей, содержать склад и сотрудников в Казахстане, платить налоги. Мы станем полностью зависеть от российского рынка и его ценовой политики. И также потеряем уверенность в оригинальности товаров, так как в России тоже нет контроля соответствия качества».

Причем, критически настроены к прогнозам «сладкой жизни» после отмены запрета на параллельный импорт не только казахстанские, но и российские эксперты. «Неофициальные дистрибуторы заинтересованы только в быстрой продаже, риски, связанные с браком и отсутствием сервисного обслуживания, лягут на покупателей», делится в материале газеты «Ведомости» сотрудник одной из торговых сетей. «Может вырасти поток контрафакта, а выгоды для конечного покупателя лекарств не очевидны – всю разницу в цене заберут дистрибуторы», приводят «Ведомости» мнение директора по корпоративным связям фармацевтической компании «Санофи» Юрия Мочалина.

Спикеры подчеркивают, что в случае с лекарствами, детскими товарами и автомобильными запчастями вопросы качества и безопасности для потребителей первостепенны. «Параллельный импорт и контрафакт делают рынок товаров для детей нецивилизованным и, как следствие, повышается риск приобретения некачественных товаров, которые могут быть опасны для малышей, — обращает внимание президент Казахстанской Ассоциации индустрии детских товаров Дарья Гайденрайх. — Сегодня в категориях игрушек и детской одежды объем «серого» импорта в РК составляет около трети всего рынка. Мы боимся представить, что случится, если параллельный импорт будет легализован, он будет просто неподконтролен».

Обеспокоены и поставщики автомобильной продукции. «Проблема использования неоригинальных узлов и агрегатов в том, что данные запчасти не соответствуют необходимым параметрам по составу металлов, резинотехнических изделий и т.д., используемых при их производстве (на заводе – прим. авт.), — поясняют в казахстанско-российском СП «КАМАЗ-Инжиниринг», занимающемся сборкой коммерческой и спецтехники на шасси «КАМАЗ». — Они являются идентичными оригинальным только внешне, что в конечном итоге приводит к неправильной эксплуатации большегрузной техники, снижению ресурса узлов, агрегатов и автомобиля в целом, а также несет потенциальную опасность участникам дорожного движения».

В качестве примера представители «КАМАЗ-Инжиниринга» приводят аварию 2016 года в Дагестане, когда контрафактные запасные части, установленные на грузовой автомобиль КАМАЗ-53229, стали причиной автокатастрофы. Из-за разрушившегося крюка тягово-сцепного устройства прицеп грузовика отцепился и врезался в пассажирский автобус, в итоге 10 человек погибли и 11 серьезно пострадали. Экспертиза подтвердила, что использованное сцепное устройство не соответствует продукции ПАО «КАМАЗ». Водитель грузовика был приговорён к 3,5 годам лишения свободы, установить производителя контрафактной запчасти так и не удалось.

Кривые параллели или серый импорт

На ответственности поставщиков продукции перед потребителем акцентирует внимание и директор официального дистрибьютора Hyundai Auto Kazakhstan, Денис Коломацкий: «официальные импортеры многие годы выстраивают в Казахстане систему, ориентированную на покупателя. В результате, мы гарантируем клиенту высокое качество товаров и услуг, несем перед ним полную ответственность. Это современный бизнес в нашем понимании. Но есть иной подход: придти, как говорится, на все готовое, не вкладывая средств в бренд, и под эгидой низких цен продавать непонятно откуда и непонятно как ввезенные в страну запчасти неясного происхождения. Естественно, в таком случае ни о какой заботе о покупателе речь не идет. Если что-то в автомобиле сломается из-за некачественной детали или приведет к аварии, кто ответит перед потребителем и возместит ему ущерб? ИП на авторынке? Очень сомневаюсь. Через какое-то время его там уже просто не будет. Это откат от цивилизованного рынка к дикому базару начала 90-х. Разумеется, привлекательность такого рынка для инвесторов также будет сомнительной. В таком случае, о каком привлечении денег и технологий в Казахстан может идти речь?»

Зато с легализацией параллельного импорта председатель правления СНАБК прогнозирует улучшение криминогенной обстановки в стране, апеллируя к ситуации вокруг кражи автозеркал: «проще будет купить оригинал по доступным ценам, чем контрафакт или краденые вещи. За счёт этого снизится спрос на товар криминального характера».

Так это будет или нет, сейчас сказать сложно. Зато эксперты едины во мнении, что отмена ограничения на параллельный импорт негативно отразится на развитии местного и локализации иностранного производства в республике, и называют конкретные цифры. «Легализация параллельного импорта в Казахстане приведет к снижению таможенных и налоговых поступлений в бюджет страны на 5-10%, повлечет сокращение локализованного производства до 20%, — утверждает председатель Казахстанской Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой, компьютерной техники и сложных технических систем (КАТЭКС) Сергей Архипкин. — При этом снижение цены, возможно, произойдет только в оптовом звене на 5–10%, и это, скорее всего, не отразится на розничных ценах на электробытовые изделия».

Говоря о ценовом вопросе, председатель КАТЭКС поясняет: «существует мнение, что правообладатели и уполномоченные ими поставщики манипулируют, «завышают» отпускную стоимость товара конечному потребителю. Необходимо отметить, что обзор розничных цен в странах СНГ показывает, что в Казахстане реализация идентичных моделей электробытовой техники осуществляется по наиболее низким ценам. Разница стоимости в зависимости от модельного ряда составляет в категории мобильных телефонов 3-12%, в категории телевизоров 5-12%, по стиральным машинам 1-18% и холодильникам 15-16%».

Остается наблюдать за развитием событий, которые должны продемонстрировать приоритеты государства. На одной чаше весов интересы крупного бизнеса, на другой – чаяния малого и среднего предпринимательства. С одной стороны вопросы инвестиционного климата в стране и программы индустриализации, с другой – обещания более демократичных цен для народа. И что все-таки важнее для самих потребителей – цена или безопасность? Время покажет.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

29.12.2018 7:04 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.