Крах на Уолл-Стрит 1929 года

Начало. 24 октября 1929 г., «черный четверг»

Начало. 24 октября 1929 г., «черный четверг»Утром, толпы акционеров встали вокруг здания биржи в Нью-Йорке. Тысячи людей просто молча смотрели на NYSE. Там же был будущий британский премьер, Уинстон Черчилль, вложивший (и впоследствии потерявший) в ценные бумаги, целое состояние. Именно в этот день, для него устроили экскурсию на биржу.

Городские власти выслали на Уолл-стрит 400 конных полицейских, опасаясь штурма фондовой биржи.

В 10.00 торги начались. Индекс Доу-Джонса равен 381,17 пункта. Акции, резко просевшие в среду, начали дорожать. За считанные минуты, ряд бумаг прибавили в цене от половины доллара, до 11 долларов за штуку.

В 10.10 прошла покупка пакета в 13 тысяч акций «Паккарда».

10.10-10.25 – цены устойчивы, торги небольшими количествами бумаг идут ровно.

10.25. Внезапно появился на продажу большой объем акций «Дженерал Моторс». Не совсем обычное предложение для начала дня. Такие объемы предлагались, как правило, в конце сессии, на пике цены. И вот здесь, что-то случается и происходит большой перелом бычьего тренда. Цена одной акции «Дж.М» летит вниз на 80 центов.

В 10.30 брокеров стали заваливать приказами продавать по максимально возможной цене. Говоря современным фондовым языком, появился шквал рыночных заявок на продажу.

11.30. На балконе биржи – крики и стоны. Брокеры бегают и толкаются, сняв пиджаки, пытаясь выполнить клиентские приказы.

Телеграфная лента с ценами акций безнадежно отстала от реальных, стремительно падающих котировок.

Брокеры требуют от клиентов немедленно пополнить маржу (обеспечение) под приобретенные ранее бумаги. Большинство инвесторов, не имея средств, не в состоянии это сделать. Открытые длинные позиции принудительно ликвидируются, что провоцирует лавину продаж и дальнейший ценовой обвал. Включается цепная реакция или принцип домино.

Владельцы пытаются избавиться от таких, казавшихся прибыльными, вложений. По любой цене. Общий объем проданных бумаг в тот день составил почти 13 млн. штук. Неслыханное число. Но время антирекордов только началось.

12.30. Какой-то мужчина без пиджака пробивает себе путь через толпу к банку Моргана. Это хорошо знакомый своими высказываниями, Чарльз Митчелл. Вскоре, у Моргана произошло экспресс-совещание, посвященное спасению фондового рынка Америки. Крупнейшие финансисты: Митчелл, Морган, Уитни (вице-президент NYSE) приняли решение создать многомиллионный фонд для поддержки акций базовых компаний США.

В тот же день, Уитни, Рокфеллер, Митчелл, лично или от своего имени, отдают приказы на покупку крупных пакетов US Steel и других флагманов американской индустрии. Происходит это прямо в зале биржи. Падение приостановлено. К сожалению, только временно.

Вечер. 35 крупнейших банковских учреждений Уолл-стрит распространяют совместное заявление.

Его основные тезисы:

«Положение на бирже, в целом, устойчиво».
«С финансовой точки зрения, состояние дел лучше, чем когда-либо в последние месяцы». «Худшее осталось позади».

Это последние позитивные сообщения октября 29-го года.

25 октября 1929 г., «черная пятница»

Временная стабилизация рынка. Цены оттолкнулись от дна, обозначенного «черным четвергом», и предприняли попытку роста. Маклеры разгребали завалы из вчерашних поручений инвесторов. Отставание телетайпной информации от реальной, в определенные моменты, составляло на четыре часа.

26 октября 1929 г., суббота

Биржа открылась на 2 часа. Курс акций стабилен. Обрабатывая клиентские приказы, брокеры ночуют прямо в офисах.

28 октября 1929 г., «черный понедельник»

28 октября 1929 г., «черный понедельник»Утро. Настроение в среде биржевых игроков можно выразить одним словом — «надежда». Циркулируют слухи об очень крупных заказах на покупку. Вновь, здание NYSE окружили тысячи людей. Пришли и те, у кого были деньги, рассчитывая выгодно приобрести подешевевшие акции.

10.00 — с ударом гонга началась торговая сессия. Вместо роста котировок, их стремительное падение. «Юнайтид Стил» — минус $1,25, «Дженерал Электрик» — минус $7,5. Обвал приобрел лавинообразный характер.

13.00. Телеграфная биржевая информация опаздывает на 58 минут.

К окончанию торгового дня, своих владельцев поменяли свыше 9 млн. акций. Несколько меньше, чем в «черный четверг», но падение цен был куда более глубоким. Индекс Доу-Джонса потерял почти 13%, что соответствовало потери капитализации рынка на 14 млрд. долларов.

Вечер. Очередное «антикризисное совещание» у Моргана. «Акулы Уолл-стрит» дали знать, что они не будут больше поддерживать рынок и уже никого не намерены спасть. Каждый за себя…

29 октября 1929 г., «черный вторник»

10.00 — удар гонга заглушили крики: «Двадцать тысяч акций – по максимальной цене! Тридцать тысяч – продать! Пятьдесят тысяч – продать!». «Вестингауз» обвалился за 60 секунд на целых два доллара. «Дженерал Электрик» терял по доллару за каждые десять секунд.

10.30 — продано уже более 3,2 млн. акций. За полчаса торгов капитализация снизилась на два с лишним миллиарда. Ценные бумаги автомобильных, угольных, железнодорожных и металлургических компаний превращались в фантики за считанные минуты.

На бирже наступил «конец света».

Брокеры дрались между собой, вцепившись друг другу в волосы. Вокруг крики: «Я разорен». Президент фондовой биржи, господин У. Кроуфорд, полетел в сторону под напором людского потока. Маклеры рыдали, потеряв рассудок. Многие становились на колени и молились прямо в торговом зале. Большая масса игроков устремилась в ближайшую к бирже церковь Святой Троицы и уже там возносила молитвы Всевышнему. Мало посещаемый в будни собор, был переполнен до самого конца дня.

13.00 — число акций, поменявших владельцев, превысило 12,6 млн. штук. Крупнейшие финансисты дважды собирались на совещания, но никакие итоговые резолюции не публиковались.

Конец биржевой сессии. Стоимость некоторых акций чуть отскочила, нащупав дно. Ряд спекулянтов предприняли попытку сыграть на повышение. Общий объем реализованных во вторник бумаг составил 16,3 млн штук. Доу потерял 11,73%, опустившись до уровня 230.

Итоги «черных дней» 24-29 октября были воистину ужасны. Падение Доу от закрытия 24.10 составило 20%, а обвал с максимума такого близкого и такого беззаботного сентября — 40%! За пять дней рынок «похудел» на 30 млрд. долларов, что превысило все расходы США на Первую мировую войну. Для тысяч и тысяч игроков наступил финансовый крах и полное разорение. На многие месяцы и годы, рынок покинула надежда и взаимное доверие. А легкость и простота делать деньги на акциях, ушли навсегда. Эпоха чистильщиков обуви, изучающих биржевые сводки в «Уолл-стрит джорнел» канула в лету.

Последующие дни и годы. Великая депрессия

Последующие дни и годы. Великая депрессия30 октября, быки предприняли отчаянную попытку взвинтить биржевой курс на купленных за бесценок, во вторник, акциях. Кое-что им удалось. Индекс Доу-Джонса взлетел на 12,34%, почти до 260 пунктов. 30.10.1929 занимает третье место в истории лучших дней Доу. 31-го числа, курс поднялся еще на 21 пункт. Но это была кратковременная победа. «Они выиграли сражение, но проиграли войну».

Газеты, вновь, наполнились оптимистичными высказываниями Гувера, Рокфеллера, Форда и Слоуна (президента «Дженерал Моторс»). Мол, все в порядке и худшее позади. Но ряды оптимистов таяли, как снег под весенним солнцем.

Постепенно, газетные полосы заполнялись историями совсем другого настроения.

В черте Нью-Йорка, в Гудзоне, выловили тело брокера. В его карманах — 9,4 доллара и несколько клиентских телеграмм. Банкиры кончали жизнь выстрелом в голову, а промышленники, отравляясь газом. Два маклера шагнули вниз из окна отеля, сцепившись за руки.

У портье гостиниц вошла в моду черная шутка: «Вам номер для жилья или для прыжков?»

За октябрь 1929-го, индекс потерял 20,36%, а за весь год — 17,17%. Как показало ближайшее время, это был совсем не худший показатель. В следующем 1930-м, Доу обвалился на 33,77%, а в 1931 г. — на 52,67%. В 1932-ом он составлял всего около 40 пунктов! Снижение произошло на 90%. По сути, на какое-то время, американский рынок акций почти исчез.

американский рынок акций почти исчез

Фондовый коллапс «удачно» дополнился банковским кризисом небывалой величины. К 1931 году, обанкротилось 2000 американских банков. У американского вкладчика не было шансов. То, что не пропало на бирже, утонуло с банковской структурой США.

В Соединенных Штатах началась Великая депрессия, длившаяся до Второй мировой войны. Произошло, как в известной поговорке: «За все надо платить», Вот только играли на бирже многие, а платили уже все.

Пришла эра «Гувервиллей», поселений из картонных коробок, и «гуверовских одеял», газет, которыми укрывались бездомные. Проходили «голодные марши». И это, в еще совсем недавно сытой Америке! Организованный летом 1932 года, поход на Вашингтон 25 тысяч ветеранов 1914-18 гг., был разгромлен правительственными войсками. Не обошлось без жертв. Военными командовали будущие американские герои Второй мировой — Дуглас Макартур и Дуайт Эйзенхауэр.

Экономический кризис накрыл почти весь земной шар. Исключение составил, по понятным причинам, СССР. Промышленность Великобритании и Германии была отброшена к показателям 1890-х годов, а производство в Японии, к началу тридцатых, сократилось на 32%. Какой выход из кризиса нашли Германия с Японией широко известно. Но это уже совсем другая история…

Уроки «Великого краха»

Уроки «Великого краха»Можно ли было предугадать ситуацию на американском фондовом рынке в конце октября 1929-го?

Трудный вопрос. Мировая экономика имеет цикличный характер и кризисы ее неотъемлемая часть. Но такой кризис…

Тем не менее, можно выделить несколько признаков надвигавшейся катастрофы.

1. Многолетний разогрев рынка. Бычья тенденция продолжалась долгие 8 лет — с 1921 по 1929 год. Сотни процентов подъема цены на акции никак не подкреплялся ростом реальных объемов производства. Надувался огромный пузырь. Крах был только вопросом времени.

2. Вовлечение миллионов простых неквалифицированных инвесторов в сложную биржевую игру. Когда все растет, не нужно большого ума зарабатывать на этом. Но смена тренда, короткая или длительная, уже требует опыта, точного расчета, просто специальных знаний. Надо знать, как страховать риски, диверсифицировать вложения, ограничивать потери. Надо уметь вовремя выйти с рынка. Это не по силам миллионам и миллионам.

3. Ипотечные сигналы. Крах рынка флоридской недвижимости летом 1929-го произошел накануне черных биржевых дней октября.

Ипотечные проблемы 2006 года в США стали прологом к большому финансовому кризису 2007-08 годов. Фондовый рынок Америки обвалился в конце 2008 — начале 2009 года. 15.09.2008 обанкротился один из крупнейших в мире инвестиционных банков, Lehman Brothers, основанный в далеком 1850 г.

Вывод — нужно внимательно отслеживать ситуацию на рынке недвижимости. Это особенно важно на фоне того, какое огромное количество производных ценных бумаг (деривативов), привязанных к ипотечным кредитам, обращается на финансовых площадках. Невыплаты по ипотеке, приводят к цепной реакции неплатежей на рынке ипотечных деривативов. Следствие — общее падение фондового рынка.

4. Покупка акций, преимущественно, только на маржу.

Для подавляющего большинства мелких игроков, рынок октября 29-го «схлопывался» из-за невозможности пополнить маржу (гарантийное обеспечение) под открытую длинную позицию (позицию на покупку).

Оперируя суммой в 500 долларов, можно было купить пакет на 50000. Разницу (плечо) кредитовал брокер. Рынок идет вверх — отлично. Но если направление меняется, инвестор должен пополнить маржу или закрыть позицию. В противном случае, брокер закрывает ее принудительно, за счет гарантийного депозита. Лавина таких закрытий продавливает рынок все ниже и ниже и провоцирует обвал.

Морган проводил миллиардные транзакции с капиталом, всего лишь, в 80 млн. долларов. После его смерти, Ротшильд едко заметил: «Так он совсем не богат!»

Многолетний и неограниченный рост числа маржинальных позиций с большими «плечами» — еще один сигнал к выходу с рынка.

Выиграл ли кто-то на большом крахе?

Выиграл ли кто-то на большом крахе?Были и такие. Конечно, отнюдь не рядовые игроки. Биржевая история сохранила два имени: Джесси Ливермор и Джозеф Кеннеди. Оба сыграли на понижение, угадав разворот рынка.

«Вундеркинд» Ливермор уже имел опыт такой игры во время биржевого кризиса 1907 года. Молва гласит, что тогдашние руководители NYSE лично просили его прекратить «разрушать рынок». На том кризисе Джесси заработал свой первый миллион. К октябрю 1929 года, 52-летний Д. Ливермор пришел в пике формы. Разглядев начало медвежьего тренда, а по некоторым мнениям, и спровоцировав его, он заработал баснословную для того времени сумму в 100 млн. долларов. Но рынок доконал и Джесси. В 1940-м, он застрелился в отеле «Шерри-Нидерланд» в Нью-Йорке, будучи в очередной раз полностью разоренным.

Вторая легенда «Уолл-стрит», Джозеф Кеннеди, отец Джона Кеннеди, сколотил свое состояние на срочных инструментах в эпоху большого краха. Ему приписывают знаменитую фразу о первом миллионе: «Чтобы получить миллион, вы должны быть коварным, грубым, хитрым, безжалостным, прирождённым игроком. Кроме того, вы должны работать, как проклятый». В 1934 году, Кеннеди стал первым руководителем американской комиссии по ценным бумагам и биржам, SEC. В 1938-40 гг. — послом США в Великобритании.

Другие материалы по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *