В центре внимания:

Кеннет Гриффин: зарабатывание денег на бирже – это судьба

Иногда его называют человеком, который очень хочет походить на Маргана или Рокфеллера. Для этого, правда, Кеннету Гриффину, основателю и президенту хедж-фонда Citadel Investment Group, необходимо еще во много раз увеличить свой капитал. Но Кеннету нет и пятидесяти, а потому у него еще все впереди.
Впервые он появился в списке самых богатых американцев журнала Forbes еще в 2003 году, когда издание зафиксировало его собственный капитал в размере 650 млн. долларов. Тем временем, средства фонда, которым руководит Кеннет, измеряются миллиардами. Будучи еще юношей, он попробовал свои силы в биржевой торговле. Полученная на первой же сделке прибыль убедила Гриффина, что биржевой бизнес – это и есть его судьба.

Компьютерный гений и бизнес на бабушкины деньги

Кеннет Гриффин родился во Флориде в 1968 году. Там будущий бизнесмен учился в школе, демонстрируя необычайный интерес к математике и компьютерной технике. Однажды он с матерью посетил магазин компьютерной техники Computerland, где удивил всех окружающих. Подросток, которому, казалось, хватило бы получить в подарок электронную «игрушку», в буквальном смысле стал изучать весь ассортимент техники, а затем не один час «вытаскивал» из сотрудников всю информацию, которую только они могли предоставить о своем товаре. Такого привередливого покупателя здесь запомнили надолго. Знали бы они, что вскоре знаменитый визит вполне сможет послужить лучшей рекламой для торговой сети!

Обучаясь в старших классах, Кеннет устроился работать тестером в IBM. Друзья и родственники вспоминают, что он был необычным юношей. Мало кому из его сверстников доставляли истинное удовольствие поиски ошибок в программном обеспечении. Также Гриффин предпочитал общаться с людьми, которые значительно старше его. У него постоянно возникали какие-то идеи, и казалось, что молодой человек точно знает, чего хочет в жизни. Впрочем, по достижении 17-летнего возраста мечты Кеннета стали воплощаться в реальность. Он основал собственную фирму Diskovery Educational Systems, которая стала продавать школам образовательные компьютерные программы. Компания, кстати, с тех пор выросла и работает до сих пор достаточно успешно. Впрочем, сам Гриффин быстро потерял к ней интерес.

Примерно через год ему на глаза попалась статья Forbes, где говорилось, что акции компании Home Shopping Network Inc стоят неоправданно дорого. Кеннет, недолго думая, все свои сбережения поставил на то, что бумаги подешевеют, и заработал неплохую прибыль. Вкус успеха он почувствовал мгновенно. Фактически, с этого момента фондовый рынок занимал все его мысли. Годы работы приносили свои результаты. В 34 года он впервые вошел в список Forbes. В 38 лет его назвали самым молодым миллиардером (состояние $1,7 млрд.). А еще через год в распоряжении Гриффина оказалось уже 3 млрд. долларов.

Впрочем, до первого миллиарда надо было заработать еще и первый миллион. А это – отдельная и весьма занимательная история. Кеннет уже в юности был человеком нелюдимым, скрытным и малообщительным. Найти стартовый капитал где-нибудь на стороне для него было крайне трудно. Но зачем было ходить далеко, если можно у мамы и бабушки и еще двух близких знакомых выпросить в общей сложности 265 тыс. долларов? На эти деньги студент Гарварда открыл сразу два инвестиционных фонда, которыми он в перерывах между занятиями в университете руководил прямо из своей комнаты.

Знания компьютерных технологиях здесь, кстати, тоже пригодились. Чтобы получать свежую информацию с торгов, Кеннет установил спутниковую тарелку. Как достаточно новая для тех времен технология помогла ему в торговле, оценить сейчас трудно. Гриффину, в конце концов, повезло. Уже через месяц после начала его биржевого бизнеса на рынке разразился кризис. Кеннет успешно стал в шорты и заработал первые серьезные деньги. В результате, еще до получения диплома о высшем образовании у него был свой собственный первый миллион долларов. К нему очень быстро добавился еще один, который Гриффин получил в качестве инвестиций. Работа фонда Кеннета привлекла внимание известного чикагского инвестора Франка Майера, и он рискнул доверить молодому человеку кругленькую сумму.

Миллионы куются в «Цитадели»

1 ноября 1990 года Кеннет Гриффин основал фонд Citadel («Цитадель»), принесший в последствие ему настоящие деньги и славу. Поначалу капитал «Цитадели» составлял всего 4,2 млн. долларов. Несмотря на громкое название, которое должно было подчеркнуть, что компания защитит инвесторов в самых опасных ситуациях, финансовая мощь, откровенно говоря, никого не впечатляла. Ну что такое четыре миллиона на любой американской бирже?

Впрочем, уже к концу первого года работы фонд получил 43% прибыли, еще через год – 40,7%, затем добавила 23,5%. Правда, 1994 год разразился кризис на рынке конвертируемых облигаций, и «Цитадель» потеряла 4,3%. Гриффин в тот момент оказался в непростой ситуации. Инвесторы, еще вчера довольные прекрасными условиями бизнеса, начали забирать свои капиталы, что очень ударило по самолюбию Кеннета. Он буквально поклялся, что больше никогда в жизни не попадет в подобную ситуацию. И, чтобы минимизировать дальнейшие риски, стал нанимать опытных консультантов. Процесс зашел со временем так далеко, что «Цитадель» прославилась как компания, у которой самая мощная и профессиональная команда аналитиков. И более того, не так давно фонд даже внешне начал оправдывать свое название. «Цитадель» обзавелась собственным 37-этажным небоскребом в Чикаго, который действительно напоминает неприступную крепость.

В своем бизнесе Гриффин придерживается математических методов анализа, хотя лично он давно уже перепоручил торговлю на бирже другим специалистам, а значительную часть работы делают специально разработанные компьютерные программы. Всего же в компании работает более 70 математиков, занимающихся анализом текущей ситуации на рынке, что позволяет «Цитадели» оставаться в числе фондов, у которых самая сильная аналитическая служба среди хедж-фондов США. Как говорят специалисты, подобная организация характерна скорее для инвестиционных банков, в распоряжении которых гораздо большие капиталы. Хотя, «Цитадель» также занимает свое заметное место на рынке. Фонд обеспечивает 2-3% дневного оборота на Чикагской, Нью-Йоркской, Лондонской и Токийской биржах, в его распоряжении почти 10% рынка казначейских облигаций и 15% опционов.

Зарабатывать на всем, что продается и покупается

Каких-то особых приоритетов у «Цитадели» просто нет. Сотрудники фонда утверждают, что они умеют зарабатывать на любых финансовых инструментах. Все, что продается и покупается на бирже, должно, по их мнению, приносить прибыль их компании. При этом «Цитадель» постоянно находится в поиске нестандартных решений и часто вкладывает деньги в те активы, которыми мало интересуются остальные участники рынка.
Так, в частности, было в 1998 году, когда после дефолта на постсоветском пространстве в «Цитадели» заявили, что российский рынок уже достаточно безопасен, чтобы в него вкладывать крупные капиталы. А в 2001 году, когда Enron потерпел крах, «Цитадель» вложила туда немалые средства и даже создала собственный отдел, несмотря на то, что все инвесторы предпочитали срочно выйти из бизнеса. Самый крупный из фондов, входящий в состав «Цитадели», — «Кенсингтон» — в течение многих лет приносит в среднем 22% годовой прибыли.

Инвесторы, не колеблясь, доверяют свои капиталы Кеннету Гриффину, даже не смотря на крупные комиссионные, которые он берет за свои услуги. Обычно хедж-фонды берут за управление 2%, а в «Цитадели» нужно платить 8,75%. Причина в том, что фонды Гриффина участвуют в достаточно рискованных операциях, которые, впрочем, почти всегда приносят высокие прибыли. Кстати, «входной билет» к сэру Кеннету стоит достаточно дорого. Он предпочитает работать с инвесторами, способными вложить не менее миллиона долларов.

Все, кто работал в «Цитадели», рассказывают, что сотрудникам Гриффина приходится многим жертвовать ради карьеры. На самом деле, в компании процветает потогонная система, выжимающая из каждого специалиста последние соки. Зато Гриффин готов щедро оплачивать успехи своих подопечных. Порой успешные трейдеры могли зарабатывать до пяти миллионов долларов в год, хотя, в отличие от большинства крупных корпораций, «Цитадель» не поощряет лучших менеджеров небольшими пакетами своих акций, из-за чего, кстати, активно растранжиривает таланты.
По мнению экспертов, это – чуть ли ни единственный крупный недостаток в бизнесе Гриффина. Как-то всего за несколько лет от него, не выдержав нечеловеческих условий работы, сбежали сразу 15 топ-менеджеров. О сотрудниках нижнего и среднего звена и говорить нечего. Получив достаточный опыт и подзаработав денег для открытия собственного бизнеса, они, как правило, бегут из «Цитадели», как только заканчивается трудовой контракт. Конечно же, все они при этом демонстрируют большую обиду и рассказывают, как мало их ценило руководство.

Многих возмущает стиль работы Кеннета Гриффина. Он, оказывается, даже сейчас предпочитает контролировать в компании все до мелочей и просто не способен доверять подчиненным. Рассказывают, что время от времени Гриффин устраивает сотрудникам настоящие допросы, называемые здесь собеседованиями и длящиеся часами. И если подчиненные откровенно побаиваются Гриффина, то можно себе только представить, что говорят о нем конкуренты.

Известно, например, что руководитель компании Third Point Partners Дэн Леб назвал как-то Кеннета песчаной крысой. Недоброжелатели говорят, что математический гений Гриффина с лихвой компенсируется его неуверенностью в себе и психической неуравновешенностью. А Леб однажды отправил Гриффиту e-mail, в котором сравнил «Цитадель» с концлагерем и утверждал, что сам Кеннет окружил себя подхалимами, никогда не говорящими ему правды. Впрочем, Кеннета такое послание ничуть не тронуло. Он-то и сам не особо любит откровенничать, считая, что суть его бизнеса – в закрытости.
«Цитадель» сегодня – это компания, владеющая шестью офисами в разных странах мира, где, в общей сложности, работает около тысячи высококвалифицированных специалистов. Однако сам Гриффин никак не может отделаться от идеи превратить свое детище в нечто значительно большее, чем крупный хедж-фонд. Его план – построить на базе «Цитадели» такой же финансовый институт, как «Голдман Сакс» или «Морган Стенли». Сам же он, похоже, примеряется к званию если не самого, то одного из самых богатых людей планеты. Не потому ли свои амбиции Гриффин реализует в показательной роскоши. Свою свадьбу с владелицей другого крупного фонда Анн Диас 10 лет назад он сыграл в Версале. У него – коллекция произведений искусства, отдельные полотна в которой стоят 60-80 млн. долларов. Да и свой пентхаус Кеннет купил почти за 7 млн. долларов в одном из самых высоких зданий мира. Обо всем этом часто пишут гламурные издания. Тем не менее, специалисты напоминают, что дальнейший рост капитала миллиардера Кеннета Гриффина напрямую зависит от его способности создать по-настоящему открытую публичную компанию. Но удастся ли ему это при таком характере?
Кеннет Гриффин: зарабатывание денег на бирже – это судьба

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

19.04.2016 18:00 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.