В центре внимания:

Как только возрастут требования к сырью — на рынке останутся только сильнейшие

Как только возрастут требования к сырью — на рынке останутся только сильнейшие

В январе 2020 года закончится отсрочка, предоставленная Казахстану в Таможенном союзе по приему молока, не соответствующего техрегламентам ТС.&nbspА потом, по мнению главы Молочного союза Казахстана Владимира Кожевникова, 90% молока личных подсобных хозяйств может уйти с рынка. Если ЛПХ не успеют с помощью государства подтянуться до стандартов. Почему безопасное сырье — будущее переработки отрасли, он рассказал в интервью «Капитал.kz».

— Владимир, какие основные проблемы в молочной отрасли Казахстана до сих пор не решены?

— Сегодня отрасль имеет две основные проблемы — это количество и качество молока, которое поступает на заводы для дальнейшей переработки. Дело в том, что в стране около 78% молока производится на личных подсобных хозяйствах (ЛПХ) и этого объема достаточно, чтобы загрузить все наши заводы. Но по факту этого не происходит — молока переработчикам не хватает.

В зимний период ЛПХ снижают объемы поставок молока, оставляя его в основном для собственных нужд. Поэтому коэффициент сезонности в нашей отрасли по отдельным областям достигает от 3 до 8. То есть, если летом ЛПХ какого-либо района поставляет предприятию 8 тонн молока, то зимой только 1 тонну. Из-за дефицита сырья некоторые заводы зимой вообще останавливаются. Среднегодовая загруженность наших заводов составляет примерно 60%.

Молочно-товарные фермы или кооперативы?

— Возможно ли решить эту проблему?

— Проблема количества всем понятна, и мы знаем, как ее решать. Есть два пути: первый — перевод производства молока на промышленную основу, то есть строительство крупных, средних и мелких молочно-товарных ферм (МТФ); второй — объединение ЛПХ в кооперативы.

По нашему мнению, наиболее эффективный — первый: создавать крупные профессиональные фермы. Дело в том, что ЛПХ разбросаны по огромной территории Казахстана, чтобы собрать у них молоко, нужны огромные логистические затраты. Крупные молочно-товарные фермы несут меньше затрат на логистику. Задачи по созданию МТФ поставлены в новой концепции программы «Развитие молочного животноводства», которую представило министерство сельского хозяйства. Мы же предлагаем назвать программу «Развитие производства и переработки молока», поскольку эти два процесса между собой тесно взаимосвязаны. Программа рассчитана на десять лет, она хорошая, но требует доработки, детализации, проработки на местах. Мы дали свои комментарии к документу, считаем, что программа будет дорабатываться и примет более конкретные очертания.

— А как меняется ситуация с качеством казахстанского молока?

— На сегодня качество молока, поступающего от крупных молочно-товарных комплексов, организованных хозяйств, в основном соответствует требованиям технического регламента Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции». А в этом регламенте прописаны достаточно жесткие требования по микробиологическим и соматическим показателям. Между тем ситуация с молоком от ЛПХ и даже от крестьянских фермерских хозяйств — с точностью наоборот: до 90% этого молока не соответствует требованиям техрегламента ТС.&nbspПри этом я не говорю, что это молоко плохое, оно просто не соответствует техрегламентам по микробиологии. Почему так? Корова дает нормальное, хорошее молоко, но сама система сбора и доставки сводит на нет все качественные показатели молока от ЛПХ.&nbspЕсть крупные производители, которые сами за свой счет занимаются оснащением молокоприемных пунктов для ЛПХ, проводят обучение, объединяют ЛПХ на базе безвозмездно переданного заготовителю оборудования — танков охладителей, обеспечивая чистоту заготавливаемого молока. Но такие инвестиции могут себе позволить только крупные производители.

Что будет после отсрочки?

— После окончания переходного периода, в случае внедрения соответствующего контроля, какие перспективы у казахстанской молочной индустрии?

— Техрегламенты ТС уже вступили в силу, в рамках ЕЭК нам дали отсрочку — мы можем принимать это молоко для производства определенных видов продукции, но только до 1 января 2020 года. В 2019-м у нас заканчивается переходный срок, после этого мы не имеем права принимать на переработку такое молоко. Новые требования ТР ТС очень высоки к чистоте сырья-молока, это также позволит увеличить сроки годности готовой продукции всем производителям и не манипулировать на коротких сроках. Короткий срок годности, зачастую — это недостаточная чистота молока и не идеальные условия транспортировки молока на заводы, как того требуют ТР ТС и международные стандарты безопасности.

— Ожидается ужесточение приемки молока у ЛПХ?

— Путем ужесточения контроля, применения определенных методик можно добиться того, чтобы качество молока с ЛПХ соответствовало требованиям и на переработку поступало качественное сырье и в достаточном объеме. Но нам дается не так много времени, чтобы выправить данную ситуацию, и эта задача сегодня первоочередная. Если не предпринять необходимых мер, то часть молока, которое идет на переработку, мы просто потеряем. Дело в том, что переработка находится между молотом и наковальней. Если завод не примет молоко, он может иметь серьезные проблемы от местных исполнительных органов, потому что они защищают производителей молока, ведь это социальная ниша. С другой стороны, приняв несоответствующее регламентам молоко, есть вероятность попасть под пресс контрольных органов. В перспективе мы рассчитываем, что через 10 лет все молоко на переработку будет поступать от организованных хозяйств.

— А как изменилось число поставщиков сырого молока (ИП, КХ, ТОО и прочих)? Какой вид компаний наращивают долю рынка, а какие с рынка уходят и почему?

— Официально в Казахстане производится всего более 5 млн тонн молока, из них лишь чуть более 1 млн тонн производится в организованных хозяйствах, и чуть более 4 млн тонн — в ЛПХ.&nbspНо на переработку молоко поступает в соотношении 50/50. На сегодняшний день мы принимаем на переработку 1,5 млн тонн молока, из них половина поступает от ЛПХ, половина — от организованных хозяйств.

Однако постепенно структура меняется, и это нас радует. С каждым годом увеличивается объем молока от организованных хозяйств. Причем хорошими темпами: с 2013 по 2017 год объем вырос более чем на 50% — это отличный показатель. Рост есть, но он все еще недостаточен, чтобы заполнить мощности перерабатывающих заводов.

— Получается около 3,5 млн тонн молока, которые могли бы заполнить мощности заводов, остаются за бортом ???

— Если 50% молока ЛПХ поступает на переработку, остальное идет дальше — часть стихийно продается во дворах, на улицах, рынках.

Кроме того, достаточно большой объем молока направляется на производство молочной продукции в неприспособленных помещениях, которая нигде не зарегистрирована. Такая продукция, к примеру весовой творог, сметана, домашние сыры и прочее, реализуется на рынках и даже в супермаркетах, но никто не даст гарантию ее качества, мы не знаем в каких условиях она произведена, из какого молока, прошло ли оно термическую обработку. Ничего плохого про эту продукцию не говорю, и никто не ставит цель ее запретить. Мы выступаем за то, чтобы наладить контроль. Если производишь продукцию, зарегистрируйся как юридическое лицо, плати налоги, соблюдай санитарные требования. К примеру, на Западе очень популярны мелкие пекарни, цеха по производству колбас и так далее, но это все находится под жесточайшим контролем. И к тому же теневой оборот молока очень сильно давит на официальный бизнес ценой, потому что перерабатывающие предприятия несут дополнительные затраты на очистку, пастеризацию, платят налоги и так далее.В некорпоративном канале ничего этого нет.

— Увеличилось ли число молочных коров в Казахстане в этом году, а также производительность (надои) молока?

— Если в организованных хозяйствах производительность одной фуражной коровы составляет больше 4 тыс. литров в год, то в ЛПХ — чуть больше 2 тыс. литров. Ну, а в наших молочно-товарных комплексах надои от 6 до 8 тыс. литров молока. Вот к этому надо стремиться.

Локальные проблемы тормозят экспортную экспансию

— Судя по данным комитета по статистике МНЭ, казахстанские молочные предприятия обеспечивают спрос на молоко и сливки на 96,6%, практически вытеснив с рынка весь импорт- объемы ввезенной продукцииза январь-июль 2018 года сократились год-к-году сразу на 44,5%. В чем причины таких побед над импортом в этом году?

— Я бы не назвал это победой или успехом, это объективная ситуация. Почему? Сегодня мы смогли закрыть рынок только по так называемому «белому продукту» — молоко, кефир, сметана. Допустим, то же самое молоко, кроме ультрапастеризованного, со сроком хранения 72 часа никто из Москвы и даже из Омска к нам не повезет. И этим продуктом мы закрываемся.У нас почти во всех регионах есть локальные производители, которые обеспечивают своей молочкой свой город и область. Но они абсолютно неконкурентоспособны даже в рамках Казахстана, так как частично из-за недостаточных инвестиций в производство, а также из-за тех самых пока не очень строгих требований к чистоте принимаемого сырья они насыщают свой рынок. Как только возрастут требования к принимаемому сырью — останутся только сильнейшие, которые уже применяют эти повышенные требования к своему молоку. Поэтому поддержка государства по скорейшему обеспечению мер по улучшению качества молока просто необходима.

А в целом в стране существует достаточно высокая зависимость от импорта молочной продукции глубокой переработки — масло, сыр, сухое молоко. Допустим, по тому же маслу мы импортозависимы на 40%, по сыру — на 60%, а по сухому молоку — вообще на 90−95%. Производство этих продуктов мы теряли все эти годы.

Наша задача сегодня — снизить импортозависимость именно в секторе глубокой переработки. Для этого государством приняты различные программы субсидирования производства молока и молочной продукции. Положительные подвижки здесь есть. Так, производство сыра увеличилось более чем в два раза за последние годы, наши предприятия научились и сегодня производят достаточно большой объем ультрапастеризованного молока с длительным сроком хранения. В этой нише мы потихоньку замещаем импорт.

— За это же время компании Казахстана усилили и экспортную экспансию — сразу плюс 67,2%. Как удалось прорваться на экспорт и куда?

— Да, сегодня, особенно в приграничных областях на севере и востоке страны, наши предприятия начали поставлять продукцию на российские рынки, конкуренция там достаточно жесткая. Но я пока не назову это прорывом. Мое мнение — в молочной отрасли наша главная задача снизить импортозависимость и насытить молочной продукцией внутренний рынок.

— И все же, каковы, на ваш взгляд, ближайшие перспективы экспорта казахстанской молочной продукции?

— Пока наш экспортный потенциал в отрасли невысокий. Почему? В Казахстане стоимость сырья выше, чем в дальнем зарубежье, Беларуси и примерно такая же, а местами выше, чем в России. Если бы у нас цена была ниже, то мы бы имели преимущества. Плюс, есть нерешенные вопросы по качеству, о которых я говорил в начале беседы. Поэтому, прежде всего, необходимо решить локальные проблемы, а затем уже говорить об экспансии на другие рынки. Хотя ставить такие амбициозные задачи надо, и они прописаны в концепции программы развития молочного животноводства. Согласно программе, за 10 лет Казахстан должен нарастить 1 млн тонн молока — это плюс к 1,5 млн тоннам толока, которое мы сегодня перерабатываем. То есть потенциал есть.

Рентабельность перерабатывающих предприятий — 4−7%

— Сырое молоко к началу августа подорожало сильнее, чем пастеризованное — 6,1% против 5,5%. Это начало нового тренда? Поставщики сырого молока поднимают цены, а производители ограничены платежеспособным спросом?

— Сырое молоко дорожает по объективным причинам — дорожает бензин, солярка, происходят инфляционные процессы, растет стоимость доллара. А мы сильно зависим от курса, потому что многое оборудование, припасы закупаются за границей, и расчет идет в долларах. Поэтому производители молока вполне предсказуемо повышают цены. И для этого у них есть возможности, поскольку переработчики находятся в условиях дефицита сырого молока. Производитель пастеризованного молока не может на готовую продукцию нагнать такой же рост цен, потому что, с одной стороны, давит конкуренция — он не может продавать молоко за 250 тенге, если рядом стоит белорусское за 200 тенге. С другой стороны, молоко относится к социально значимым продуктам и там есть ограничения.

Сегодня прибыльность перерабатывающих молочных предприятий если не сказать плачевная, то очень недостаточная. Для того чтобы развивать производство, рентабельность должна быть в пределах 25%. Реальная рентабельность перерабатывающих предприятий в нынешних условиях составляет 4−7%.

В этом плане важную роль играет господдержка в виде льготного кредитования, выделения субсидий на производство определенных видов продукции, строительство или модернизацию перерабатывающих предприятий или ферм и прочее. Ставки по кредитам все еще достаточно высокие, что снижает привлекательность отрасли для бизнеса, поскольку окупаемость инвестиций растягивается на годы — до 10 лет. Кроме того, показателен опыт зарубежных стран. К примеру, в Беларуси при строительстве завода государство берет на себя подвод всех коммуникаций, дорог, электроэнергии, воды. Эта расходная часть составляет от 10 до 70% всех затрат проекта в зависимости от расположения будущего производства.

Как только возрастут требования к сырью — на рынке останутся только сильнейшие

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

30.11.2018 7:55 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.