В центре внимания:

Эксперты назвали важные события на рынке нефти

Эксперты назвали важные события на рынке нефти

Деловой еженедельник «Капитал.kz» с помощью экспертов составил рейтинг наиболее важных событий, факторов и явлений, произошедших в прошлом году и повлиявших на рынок нефти наибольшим образом, а также ожидаемых событий, которые могут стать существенными для черного золота в этом году.

Соглашение ОПЕК+: компромисс сильнее разногласий

Событие, которое в нашем опросе называли все эксперты, — соглашение нефтедобывающих стран.

«2017 год для рынка нефти выдался сложным, что отразилось в стоимости черного золота. В течение года мы видели и обвал ниже $45 за баррель, и рекордный с 2015 года рост до $65», — отмечает Сергей Полыгалов, шеф-аналитик компании «АНАЛИТИКА Онлайн Казахстан». Он подчеркивает, что к соглашению ОПЕК+ присоединился и Казахстан в числе десяти производителей, не входящих в картель.

«Наиболее важным событием в мировой нефтяной отрасли в прошлом году следует считать соглашение ОПЕК+. Оно показало, что, несмотря на разные, зачастую диаметрально противоположные, позиции, страны-производители способны договориться друг с другом, достичь согласия по весьма сложным вопросам. Причем соглашения удалось достичь даже несмотря на то, что нефти и нефтепродуктам, по большому счету, нет альтернативы, и нефтедобытчики могли бы продолжить свою работу в обычном режиме. Тем не менее они смогли договориться друг с другом и это весьма примечательно», — отмечает наиболее важный эффект соглашения Ярослав Кабаков, заместитель генерального директора ИК «ФИНАМ».

По его словам, внешние обстоятельства, например, рост доли других углеводородов, активное развитие возобновляемых источников энергии и стремление улучшить экологическую ситуацию, безусловно, также оказали влияние на принятие решения. Но все же главным стало именно достижение компромисса между нефтедобывающими странами, их готовность частично изменить свою позицию, чтобы продолжить работу в будущем, подчеркивает спикер.

Полгода — без эффекта

Договор начал работать еще в декабре 2016 года, но реальные результаты появились только спустя полгода с момента подписания, продолжает Сергей Полыгалов.

Он напоминает, что причиной для появления договоренности и сокращения добычи ОПЕК+ стала практически катастрофическая ситуация с нефтяными ценами, которые к концу прошлого года держались в районе $44−45 за баррель, что негативно сказывалось на большинстве производителей черного золота. «Начало 2017 года нефтяной рынок провел в районе $58 за „бочку“, что стало реакцией на соглашение ОПЕК+. Но закрепиться рынку в этих значениях не удалось», — говорит спикер.

Начиная с марта, когда договор был продлен, цена на нефть снова устремилась вниз и к лету снова достигла прошлогодних минимумов. «Толчком для падения нефтяных цен послужило отсутствие видимых результатов от сделки. Напомню, что на момент подписания договора общий объем „лишней“ нефти составлял около 380 млн баррелей. К марту ситуация практически не поменялась, что вызвало сильное разочарование участников рынка», — продолжает нефтяную хронику собеседник.

Удержать нефтяные котировки и начать их повышать удалось только в июне, когда ОПЕК начала отчитываться о положительных сдвигах в деле сокращения общемировых запасов. Согласно отчету картеля, на конец прошлого года излишки предложения сократились более чем в два раза и составили 138 млн баррелей.

Потребители получили сигнал

Ярослав Кабаков, говоря об эффектах соглашения ОПЕК+, отмечает, что оно стало важным сигналом и для потребителей: оно показало им, что нефтедобытчики способны договариваться друг с другом, и давление на рынок с целью существенного снижения цены не приведет к желаемому результату. «Точнее, цены на нефть и нефтепродукты могут снизиться, но лишь на какое-то время, а затем может начаться и ухудшение качества, и перебои с поставками, вплоть до возникновения дефицита. Поэтому договариваться всегда лучше, так можно определиться с взаимным уровнем цен и объемом поставок, обеспечить развитие нефтяной индустрии в общих интересах», — отмечает Ярослав Кабаков.

Низкая добыча продлила соглашение

Анна Бодрова, старший аналитик «Альпари», также называет основным событием прошлого года для нефтяного рынка продление действующего соглашения ОПЕК+ по снижению добычи нефти и ее заморозке. «Ранее известные рамки документа предполагали, что соглашение просуществует в текущем виде до конца первого квартала 2018 года. Теперь, после ноябрьского заседания картеля и множественных переговоров, на которых особенной фигурой была российская делегация, соглашение проработает до конца 2018 года», — отмечает собеседница.

Она приводит данные картеля на ноябрь, когда соглашение продлили: ОПЕК добывала 32,5 млн барр./сут. (-0,133 млн барр./сут. в сравнении с предыдущим отчетным периодом). Это минимальное значение показателя за предшествующие шесть месяцев. Как обычно, основная нагрузка по сокращению производства энергоносителей пришлась на Саудовскую Аравию, далее следуют ОАЭ, Венесуэла и Ангола. Однако Нигерия, например, продолжает увеличивать добычу нефти.

Контроль над соблюдением соглашения стал лучше

«Самоограничения ОПЕК и примкнувших к ней стран в добыче сохраняются и даже на сегодня перевыполняются, контроль над соблюдением стал лучше», — продолжает Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade. Отдельные планки установлены Нигерии и Ливии, которым нужно было время восстановить объемы, упавшие из-за горячих междоусобных конфликтов. У рынков будут «отбирать» и дальше 1,8 млн баррелей в день, дневной спрос за год вырос на величину порядка 1 млн баррелей — за счет Азии и Америки, — а рост добычи в тех же США, которого боялись, не превысил той же цифры в 1 млн баррелей.

По его мнению, договоренности стран — нефтеэкспортеров ОПЕК+ определяли нефтяной рынок весь прошлый год и также будут влиять на рынок и в следующем году.

Давление факторов — не помеха нефти

Еще одним важным моментом для нефтяной отрасли Ярослав Кабаков называет ее успешную работу под различным давлением. «Несмотря на различные конфликты, включая военные, политические разногласия, значительный контроль, нефтяники успешно добывали нефть, производили различную продукцию, доставляли все это потребителям по всему миру. То есть рынок отыгрывал эти факторы довольно быстро или и вовсе не принимал в расчет», — отмечает спикер.

Он поясняет: если раньше достаточно было чего-то незначительного, чтобы стоимость барреля росла, учитывая возникшие риски, то в прошлом году подобные события служили лишь фоном для добычи и переработки, их воспринимали, но их влияние на отрасль было минимальным. «Это говорит и о большей устойчивости мировой нефтяной отрасли, и о повышении эффективности ее деятельности, конкурентоспособности», — считает эксперт.

Трещина в важном нефтепроводе

На взгляд Анны Бодровой, стоит отметить еще одно событие, значимое для рынка нефти. Оно произошло в декабре прошлого года — на нефтепроводе Forties в Северном море. По этому нефтепроводу черное золото с 85 месторождений в Северном море транспортируется на терминал Kinneil в Шотландии, ежесуточный объем перекачки — 450 тыс. баррелей.

«Трещина в нефтепроводе Forties привела к остановке всей нитки трубы, сбою поставок и приостановке добычи черного золота на платформах в Северном море. Проблемы с этим нефтепроводом глубже, чем кажутся на первый взгляд. Во-первых, на его долю приходится половина всего производства нефти в Великобритании. Во-вторых, дело касается цены на сорт нефти Forties — это тоже североморская нефть, участвующая в ценообразовании сорта Brent. Цена же Brent важна для производителей и покупателей ближневосточной нефти: обычно ценник формируется с учетом разницы с Brent и коэффициента», — комментирует значимость этого события Анна Бодрова.

Количество буровых установок растет

Еще одно важное наблюдение, которое сейчас, по мнению аналитика «Альпари», остается вне поля зрения рыночных участников — это число буровых установок в США, за которым наблюдает компания Baker Hughes. «За последний год количество вышек выросло на 307 штук. К 8 декабря 2017 года показатель составлял 931 единицу, динамика весьма ощутимая, особенно если учесть, что в Канаде, например, их число снизилось за год на 11 штук», — приводит данные Анна Бодрова.

«Сланца», по ее словам, сначала боялись, потом — смеялись над попытками американцев активизировать добычу на этих месторождениях. «Но эта нефть добывается и поступает на рынки, США не участвуют в искусственных программах ОПЕК и вольны добывать столько, сколько считают нужным. В долгосрочной перспективе это серьезный фактор риска», — указывает эксперт на потенциальный фактор.

Кашаган на волне активности

Для Казахстана главное — конечно же, активная разработка Кашагана: крупнейшего в мире морского месторождения — такое событие как одно из важных для мирового рынка в целом и казахстанского в частности называет Петр Пушкарев. «Когда-нибудь месторождение достигнет полной мощности, и с ним Казахстан войдет в топ-10 мировых экспортеров. А уже сейчас, благодаря Кашагану, нефтедобыча в целом по стране восстановлена после двух лет снижения, так как старые месторождения под Актобе и Кызылордой истощались. Низкие цены на нефть задерживали новые разработки, а на Кашагане после утечки в 2013 году надо было менять 200 км трубопроводов», — говорит эксперт.

Он напоминает, что еще в 2015 году лондонская Times писала о Кашагане как о нерентабельной «черной дыре». «Но конъюнктура поменялась. Только по Кашагану план на год превышен на 46%: добыто 7,3 млн тонн. Правда, окупаемость дальнейшего продвижения там зависит и от продуктивности скважин, и от цен на нефть. Себестоимость добычи на этом месторождении высока, и, например, бакинский транзит пока коммерчески имеет смысл по некоторым оценкам лишь при ценах выше $70 за баррель. А деньги серьезные не только нужны бюджету, они понадобятся и на второй этап разработки того же Кашагана, но дело того стоит», — комментирует аналитик.

Биржевые контракты — за юани

По мнению Петра Пушкарева, не исключен на следующий год и «ожидаемый сюрприз» в виде отвязки части физических поставок от доллара, с переходом на расчеты в юани. «В этом направлении движутся как минимум Китай, Россия и Венесуэла, но очевидно, что развязаться частично с нефтедолларовыми расчетами постепенно пожелают и некоторые другие страны», — говорит спикер.

На его взгляд, дело может дойти и до масштабной биржевой торговли нефтяными контрактами за юани, параллельно с нефтедолларовыми контрактами. «Этот естественный и неостановимый процесс уже вносит свою лепту в ослабление интереса к американской валюте, что наблюдаем мы практически с прошлого января — сразу с момента, как только схлынул бум на рынках от победы Трампа», — отмечает собеседник.

«Свободные» производители наращивают добычу

По мнению Сергея Полыгалова, соглашение ОПЕК+ неоднозначно отразилось на мировой добыче. На фоне снижения производства нефти странами — участницами договора начали наращивать добычу те производители, которые в договоре не участвовали. Наиболее «эффективно» ситуацией воспользовались Соединенные Штаты, которые за время действия договора увеличили объемы добычи более чем на 1,5 млн барр./сут. за счет роста добычи сланцевой нефти. Не упустили свой шанс и некоторые члены ОПЕК, по разным причинам не участвовавшие в договоре — Ливия, Нигерия и Иран. Этим странам за прошедший год удалось увеличить объемы добычи суммарно более чем на 1 млн барр./сут. Да и сами участники соглашения не всегда честно выполняли договоренности. Одна из основных участников договора — Саудовская Аравия — периодически «передобывала» черное золото, превышая установленные договором объемы производства.

Геополитика: страны, которые влияют на цены

Сергей Полыгалов одним из воздействующих на нефтяное ценообразование факторов называет геополитику. Напряженная ситуация была на Ближнем Востоке, в частности в Сирии, где российская армия проводила полномасштабную операцию по уничтожению бандформирований ИГИЛ (запрещена в ряде стран).

Сильно переживать заставил и Иракский Курдистан, продолжает спикер: там проведен референдум о независимости. Большинством голосов решение о принятии независимости было принято, но, к счастью, отложено на более поздний период. В обратном случае сложилась бы ситуация, которая могла бы толкнуть нефть к историческим максимумам выше $100, считает спикер. И поясняет: «Дело в том, создание государства Курдистан перекроило бы географию Ближнего Востока, так как территория сформировалась из части Ирана, Ирака, Сирии и Турции, что как минимум вызвало бы серьезные боевые действия между курдами и этими странами. Вместе с этим произошел бы передел рынка нефти, так как на территории, заселенной курдами, находится самый большой объем запасов нефти в регионе, и в случае провозглашения независимости курды стали бы владельцами нефти, которая сегодня распределена между четырьмя странами, причем 40% этой нефти было бы потеряно Ираком».

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

23.01.2018 2:44 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.