В центре внимания:

Экспертов много, не хватает профессионалов своего дела

Экспертов много, не хватает профессионалов своего дела

Две значимые взаимосвязанные функции — аттестации экспертов и аккредитации экспертных организаций — выполняют сегодня разные государственные органы. В этой разрозненности председатель правления Палаты экспертных организаций Бирлик Ережепов видит одну из проблем качества экспертизы проектов зданий и сооружений.

О направлениях деятельности, перспективных задачах и законодательных инициативах профессионального объединения аккредитованных экспертных организаций, он рассказал в интервью центру деловой информации Kapital.kz.

— Бирлик Бекмурзаевич, когда и с какой целью создана Палата экспертных организаций?

— «Палата экспертных организаций» (ПЭО) была организована почти два года назад. В настоящее время в ее состав входит 95 экспертных организаций из 110, работающих на казахстанском рынке экспертных услуг. Палата экспертных организаций построена по принципу единой некоммерческой организации — профессионального объединения, с дальнейшим переходом в саморегулируемую организацию.

За рубежом, во всех передовых странах, допуск на осуществление профессиональной деятельности дают профессиональные объединения, и это накладывает на них большую ответственность. Строителям квалификационный допуск на рынок предоставляет профессиональное объединение строителей, инженерам — Палата инженеров, архитекторам — Палата архитекторов. Подобная задача возложена и на экспертные палаты, которые проводят аттестацию, обучение экспертов, следит за соблюдением ими законности при выполнении деятельности и повышением их квалификации. Государство эти функции не выполняет, — оно только создает определенное правовое поле, в рамках которого работают профессиональные объединения. Такова мировая практика.

Чтобы инженеру, архитектору или эксперту получить разрешение создать компанию и самостоятельно предоставлять услуги на рынке, просто окончить ВУЗ, даже с отличием, не достаточно. Выпускник должен 5−10−15 лет отработать стажером в других компаниях, набраться опыта, потом доказать профессиональному сообществу свой уровень и только после этого экзамена ему, может быть, дадут профессиональный квалификационный аттестат. Поэтому профессия «инженер», «архитектор» а, тем более, «эксперт» в той же Европе звучит гордо и уважаемо.

Экспертов много, не хватает профессионалов своего дела «Атамекен» обсуждает вопрос: быть саморегулированию в экспертизе строительных проектов или нет

В Казахстане, согласно принятому в мае прошлого года Закону о саморегулировании, также началось формирование саморегулируемых организаций. В их числе происходит становление и нашей Палаты экспертных организаций.

Сегодня деятельность ПЭО нацелена на выполнение 47 шага Плана нации — поэтапный отказ от государственной монополии на проведение экспертизы предпроектной и проектно-сметной документации, передачу экспертизы проектов в конкурентную среду. Хочу заметить, что совместными усилиями с госорганами, мы в этом направлении существенно продвинулись. Результат по итогам 2017 года — в конкурентную среду передан 65% от всего объема экспертизы проектов строительства.

К 2020 году эту цифру планируется довести до 90%, что будет способствовать улучшению инвестиционного климата, повышению качества и сокращению сроков подготовки экспертизы и, соответственно, улучшению позиции нашей страны в рейтинге Doing business. В монополии же государственной экспертизы останутся только особо важные государственные, крупные, уникальные объекты и объекты межгосударственного значения.

— Казахстанским экспертам кто в настоящее время дает допуск к работе?

— Сегодня аккредитацию экспертных организаций осуществляет Комитет по делам строительства и ЖКХ МИР РК, а аттестацией экспертов занимаются местные исполнительные органы в лице органов Государственного архитектурно-строительного контроля (ГАСК).

В этом заключается и главная коллизия казахстанского законодательства. Результат, который мы имеем, получается как в пословице — у семи нянек дитя без глазу. Несовершенство процедуры аккредитации и аттестации приводит к низкому уровню квалификации экспертов. А ведь экспертиза — главная плотина на пути некачественных проектов к реализации.

Получается, что в нашей стране ни один госорган не несет полной ответственности за качество работы экспертов и экспертных организаций. Нигде за рубежом вы такого не увидите. Взять для примера опыт Польши, Чехии, Германии, Австрии, Великобритании, Бельгии… Везде аттестацию экспертов проводят профессиональные объединения. Туда же обращаются и заказчики, если возникают вопросы по проекту. Профессиональное объединение выступает независимым рефери.

Мы тоже предлагаем, в соответствии с передовым зарубежным опытом, внести в законодательство изменения по передаче функций аккредитации и аттестации в компетенцию профессионального объединения. Для повышения качества всего экспертного поля, нужна обязательность членства экспертных организаций и экспертов в Палате, как в профессиональном объединении.

— Какие недостатки в работе организаций, занимающихся экспертизой строительных проектов в нашей стране, вы видите?

— В настоящее время в Казахстане работает много неквалифицированных специалистов. По количеству экспертов у нас достаточно, но не хватает профессионалов своего дела.

— Почему?

— Во-первых, потому что тестирование на получение аттестата эксперта проводится формально и механически. Ответил на компьютере на 70 вопросов из 100 — можешь рассчитывать на получение аттестата. А какие именно у специалиста пробелы, насколько это основополагающие моменты для работы, никто, увы, сегодня не вникает.

К тому же, в нашей стране установлена практика выдачи экспертам бессрочных аттестатов. Это тоже нонсенс. Эксперт должен идти в ногу со временем, с технологиями, которые развиваются быстрыми темпами. Аттестат эксперта должен действовать, скажем, 5 лет, по истечении которых специалист должен подтвердить свою квалификацию. Тогда он будет стремиться обучаться, повышать свой профессиональный уровень.

Кроме того, мы предлагаем ввести категорийность экспертов. К примеру, к первой категории будут относиться те, кто имеет стаж экспертной работы 20 лет и более, второй — от 15 лет и третьей — от 10 лет. Благодаря этому повысится статус и престиж эксперта, и заказчики будут видеть уровень экспертной работы.

А пока у нас сплошная уравниловка: эксперт с 30-летним стажем работает наравне с вчерашним выпускником института, который еще не нюхал пороха, но уже открыл свою экспертную организацию и участвует в конкурсах, демпингует и получает проекты.

— Что делаете для повышения качества экспертной работы?

— В Палате ведется постоянный внутренний аудит. Создан экспертный совет, который проводит анализ и мониторинг качества экспертных заключений, выпускаемых организациями — нашими членами. Кроме того, действует дисциплинарный совет, который работает с нарушителями. Это не карательный, а рекомендательно-совещательный орган, он помогает компаниям устранять выявленные пробелы и находить профессиональные решения по имеющимся вопросам.

— Какой объем работы выполнили экспертные организации, входящие в Палату в ушедшем году?

— Из 11 900 заказов, поступивших на экспертизу в организации-члены нашей Палаты в 2017-м году, экспертные заключения были выданы на 7744 проектов. Получается, что на доработку было возвращено 25−30 процентов строительных проектов.

— По каким причинам эксперты чаще всего возвращают ПСД на доработку в проектные организации?

— Основные причины — некомплектность проектно-сметной документации и низкое качество проектов: отсутствие расчетов строительных конструкций, несоответствие проектных решений государственным нормативам, отсутствие обязательных инженерных изысканий и необходимых разрешительных документов.

— Ранее публиковалась информация о том, что ряд организаций исключен из состава Палаты. По каким основаниям это происходило?

— Если в ходе внутреннего аудита у компаний, которым были уже сделаны замечания по качеству экспертной работы над проектами, снова и снова допускают значительные нарушения, экспертный совет Палаты рекомендует дисциплинарному совету рассмотреть их работу на заседании и вопрос возможном исключении из организации.

Решение об исключении экспертных организаций из членства в Палате — шаг исключительный, поэтому оно всегда очень взвешенное, выверенное. Исключение совершается в рамках самоочищения организации от непрофессионалов. Вопрос выносится на общее собрание и принимается голосованием участников Палаты. Мы считаем, что это вопрос репутации и чести Палаты, поэтому оповещаем госорганы о таких решениях, поскольку считаем, что организации, выпускающие некачественные экспертные заключения, не имеют права работать на рынке.

Но, увы, все 7 экспертных организаций, которые мы исключили из Палаты, продолжают получать заказы и осуществлять свою деятельность, поскольку в уполномоченном органе по-своему трактуют Закон «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Казахстан». Хотя в документе четко прописано, что аккредитованные экспертные организации обязаны быть членами Палаты экспертных организаций. В этой связи мы предлагаем устранить пробелы в законодательстве, позволяющие экспертным организациям работать без членства в профессиональном объединении. Должна быть одна Палата как профессиональное объединение и это практика передовых стран.

Экспертов много, не хватает профессионалов своего дела Палата экспертов исключила двух участников

— Высказывается мнение, что существование одной палаты — это монополия…

— Если бы мы занимались проведением экспертных работ, конкурировали на рынке за проекты, с этим утверждением еще можно было бы согласиться. Однако Палата не выдает экспертные заключения, — она только призвана контролировать квалификацию экспертов на соответствие выполняемой работе, давать им допуск на рынок. И в большинстве развитых стран, на уровень развития которых мы равняемся, такой орган как палата экспертов — один.

Опыт соседней России, где создано несколько палат, конкурирующих между собой, и с которым мы ознакомились, показывает, что эксперты из палат с более жесткими профессиональными условиями допуска на работу переходят в другие, где меньше требований. Это вызывает хаос в строительной отрасли и наши российские коллеги сами это признают.

— Если говорить об экспертизе как о бизнесе, насколько прибыльны экспертные организации?

— Экспертиза — это, прежде всего, профессиональная деятельность, а не бизнес. Она не сулит сверхдоходов. Наш рынок консервативный: существует устоявшийся объем экспертных работ, без резких скачков, соответственно и прибыль примерно одного уровня.

Маржинальность экспертной деятельности сегодня не высока, в среднем составляет 8−10%. Происходит это по причине невысокой стоимости экспертной работы. Опять же, в среднем, она составляет 0,3% от стоимости строительства объекта строительства. Хотя по принятым в мире стандартам, средняя стоимость проекта — как одного из важнейших этапов инвестиционного цикла — варьируется на уровне 8−14% от стоимости строительства у нас стоимость проектных работ составляет от 1- 3% при повсеместном демпинге, отсюда и качество проектирования.

Доходность экспертным организациям нужна, чтобы они могли нормально развиваться, покупать программное обеспечение, обучаться, обмениваться опытом и так далее. Но главное для эксперта — обеспечить безопасность зданий, сооружений, людей. Ответственность за свое заключение, согласно законодательству, эксперт несет всю свою жизнь. На этом фоне прибыльность экспертной деятельности не является краеугольным камнем. Эксперт — это, прежде всего, призвание.

Источник

Читайте также
Поделиться в ВК Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter Расшарить в ЖЖ Поделиться в ММ Поделиться в Одноклассниках

17.01.2018 6:44 | Анна Кошера

Поиск:

Поиск
Лента последних новостей
Альянс02 VK
Альянс02 в Facebook
Альянс02 в Твіттері
Альянс02 в Google+
Все права защищены © 2008-2019 Финансовый вестник
Любое копирование материалов с сайта alyans02.ru без указания обратной активной гиперссылки на источник запрещено.